January 21st, 2016

В Минске всё было плохо

Оригинал взят у limonov_eduard в В Минске всё было плохо
Вчера в Минске всё было плохо. Я имею в виду встречу контактной группы.
Господин Мартин Сайдик (ОБСЕ), выступая от имени контактной группы, выглядел  и недовольным и расстроенным.

Впрямую он,как дипломат ничего не сказал,говорил вокруг да около, а сегодня всплыло само собой что теперь украинская сторона не хочет принимать закон об особом статусе восставших в Донбассе территорий до тех пор пока украинским войскам не возвратят контроль над границей с Россией.
Контроль над границей с Россией,- да это же смертный приговор всем ополченцам, добровольцам, всему Донбассу !

Вот до чего доинтриговались все стороны, вот до чего навоевались Гиви, Моторола, за что погиб Мозговой.И ещё тысячи безимянных героев. Результат - Киев требует контроля над границей с Россией.

На такую уступку, даже вполне уступчивая до сих пор россиская власть пойти не может. Я думаю именно поэтому встречались Сурков и Нулад в городке Пионерский Калининградской области и шесть часов совещались.Россия пытается спасти свою честь.

Следующая встреча контактной группы назначена на 27 января.

А что Грызлов? А ничего Грызлов, отставной политик, как и Кучма.

Я служил в «Призраке». Часть первая

Я служил в «Призраке». Часть первая
Я служил в «Призраке». Часть вторая
Я служил в «Призраке». Часть третья
Я служил в «Призраке». Часть четвертая


Интервью с ополченцем, проходившим службу в бригаде «Призрак», а затем в народной милиции Луганской Народной Республики с ноября 2014 года по сентябрь 2015 года.



*****
- Расскажите немного о себе.

- Мне 39 лет. Родился в Северодонецке Украинской ССР, два года там прожил, затем с родителями переехал на Дальний Восток. Потом я уже сам переехал в Питер, где и прожил почти 17 лет. Я никогда не служил в армии, к военному делу никакого отношения не имел. Являюсь кандидатом в мастера спорта по пулевой стрельбе из спортивной винтовки. Занимаюсь боксом, самбо, нахожусь в хорошей физической форме. Состоял в добровольном обществе спасателей, занимался поиском и спасением людей. Туризм любил. То есть можно сказать, что мне в каком-то смысле были близки экстремальные направления деятельности: путешествия, выживание на природе. Это меня не пугало.
Образование у меня высшее. Была неплохая работа, свой бизнес.

Многие считают, что добровольцы ехали воевать на Донбасс от безысходности. Мол, едут только те, кому здесь заняться нечем. В общем, чуть ли не сброд. На самом деле туда шли самые разные люди. Были и лихие ребята, не чета тургеневским барышням, но процентов 90 было вполне адекватных людей. С определенным бэкграундом, разной историей, с разной жизненной ситуацией, но вменяемые. У многих до войны был свой бизнес, хорошая работа, семьи, то есть им было что терять. Но они пошли воевать, потому что враг пришел домой.

- У Вас есть какие-либо политические убеждения?

- Никаких. Я абсолютно аполитичен, ни в какой партии не состою. Но если дальше будет вопрос, как я отношусь к Путину, то отвечу, что он лучшее, что может быть для России в данной ситуации. Если бы он не пришел в власти в 99-м, то сейчас бы этой России не было бы. Была бы какая-то другая страна. Это не значит, что я какой-то «запутинец» или там воевал за него.

- Вы отслеживали события на Украине в ноябре 2013-феврале 2014 года, когда бушевал Майдан в Киеве? Какое к ним было отношение?

- Это уже не первый майдан на моей памяти, помню еще тот, «оранжевый», 2004-го года. Относился к ним раньше как-то так: «Ну, буянят наши братья меньшие, неразумные, волнуются. Побесятся и перестанут.»



За майданом, начавшимся в 13-м году, следил внимательно: после работы обязательно включал телевизор, смотрел новости. И мне в голову не могло прийти, что это выльется в то, во что вылилось.

- Что побудило Вас пойти в ополчение осенью 2014 года?

- Я, если честно, хотел поехать туда еще в мае. Но меня задержали на некоторое время определенные причины. Я не совсем понимал куда ехать, как это все будет выглядеть. Не хотелось попасть в какую-нибудь банду, потому что оказаться вне закона мне совершенно не улыбалось.

Когда же после боевых действий в Донецком аэропорту стало понятно, что там уже не шутки, не обычные беспорядки, а действительно началась война, я начал потихоньку собираться. Решил все дела в бизнесе с партнерами, так как понимал, что на войне всякое может случиться, мог и не вернуться. Это заняло у меня месяца четыре.

Еще летом 14-го стал присматриваться, выбирать куда поехать и понял, что надо пробираться к Мозговому.
Во-первых, он мой земляк из Рубежного: Лисичанск-Рубежное-Северодонецк – это одна агломерация.
Во-вторых, мне были близки его взгляды по поводу Новороссии и борьбы против вот этой вот олигархии либеральной, против нацизма. Если честно, то я, конечно, сильно сомневался в том, что можно построить ту Новороссию в том виде, как он ее представлял. Но мне очень импонировало, что Борисыч идейный, что он за народ бьется.

Я обзвонил много людей в Ростовской области, которые собирали людей в тренировочные лагеря, интересовался, что и как. В процессе всего этого наткнулся в интернете на информацию, что создается Добровольческий коммунистический отряд (ДКО) для отправки как раз в «Призрак», к Мозговому. Я связался с людьми из КЦПН (Координационный центр помощи Новороссии – прим.), работавшими над организацией отряда, отправил им автобиографию. Получил добро, собрался и поехал.

Чтобы были понятны причины моей поездки, скажу так. Я начало боевых действий на Донбассе воспринял так, как если бы они начались где-нибудь в Белгородской или Ростовской области. Я воспринимаю Донбасс, как часть России, «русского мира», называйте, как хотите. То есть пришел враг, пусть это даже те же славяне, но это нацисты, и они не шутят. Они убивают людей, и если им позволить двигаться дальше, то следующим будет Крым, может еще что-то. Может я и ошибался, но я так думал, когда туда поехал. Я просто хотел оказать помощь.

Collapse )



ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ






Я служил в «Призраке». Часть вторая

Я служил в «Призраке». Часть первая
Я служил в «Призраке». Часть вторая
Я служил в «Призраке». Часть третья
Я служил в «Призраке». Часть четвертая


Продолжение интервью с ополченцем, проходившим службу в бригаде «Призрак», а затем в народной милиции Луганской Народной Республики с ноября 2014 года по сентябрь 2015 года.

*****

- Средний возраст ополченцев?

- Соцопрос я, конечно, не проводил, но из тех людей, с кем общался, большинство были старше 30 лет. Было немного и пожилых, в районе 50 лет. Моложе 22 лет никого не встречал.

- Примерное соотношение среди ополченцев местных и добровольцев из других стран?

- В нашем отряде ДКО (Добровольческий коммунистический отряд - прим.) было много приезжих, практически 85%. Остальные – местные. В других отрядах местных было больше, как мне кажется.



Добровольцы, кстати, были из разных стран. У нас, например, было много ребят из Германии. Это наши бывшие соотечественники, русские немцы, которые жили в Казахстане, а в 90-е уехали в Германию. Я был удивлен, что из сытой Германии приезжают не какие-нибудь безработные, а, например, преподаватель института. Отличный мужик.

- Ради чего он приехал на войну?

- Воевать за «русский мир».

- Были еще представители дальнего зарубежья?

- В «Призраке» было много европейцев: из Италии, из Испании. Даже были из Латинской Америки. Про их мотивацию точно не скажу, у них там в голове какая-то «че гевара» вечная с мировой революцией, коммунизмом во всем мире. Они именно поэтому и ехали в наш добровольческий коммунистический отряд: за идеями коммунизма, борьбы за народное благо, равенство, против олигархов и все в таком роде. И сейчас там иностранцы служат. Там на месте имеется специальный человек, который работает с иностранными организациями, помогающим попасть добровольцам на Донбасс.

- Как они себя проявили в военном отношении?

- Если честно, то толку от них немного, по-русски ведь не говорят. Например, когда я прибыл на Донбасс, то у нас было 5 испанцев, из которых русский знал только один. И то очень плохо. Английский тоже очень ломанный. С ними объясняться был такой геморрой, вы просто себе не представляете. Ставишь ему задачу и непонятно, понял он тебя, не понял… Их использовали, в основном, для нарядов в тылу, охранять что-нибудь. Они пробыли там недели три, потом один из этих испанцев погиб, а остальные всей группой уехали.

Collapse )


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ





Я служил в «Призраке». Часть третья

Я служил в «Призраке». Часть первая
Я служил в «Призраке». Часть вторая
Я служил в «Призраке». Часть третья
Я служил в «Призраке». Часть четвертая


Продолжение интервью с ополченцем, проходившим службу в бригаде «Призрак», а затем в народной милиции Луганской Народной Республики с ноября 2014 года по сентябрь 2015 года.

*****
- Как Вы узнали о том, что будет наступление под Дебальцево?

- Нам конкретно ничего не говорили, но напряжение витало в воздухе. Чувствовалось, что вот-вот что-то должно начаться. Нас несколько раз поднимали всех по тревоге, мы выходили в предполье, наблюдали. Видели, что у нас движение идет, у них идет.

Но когда все реально началось, то это все равно было неожиданно. Просто однажды утром, 19 января, нас подняли по боевой тревоге, вывезли в Вергулевку и поставили задачу: выдвинуться в составе группы из 25 человек и занять шахту «Вергелевская». Заняли ее, закрепились, подождали остальные силы, которые подошли часов через 18. Так вот все и началось.




Collapse )

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ




Я служил в «Призраке». Часть четвертая

Я служил в «Призраке». Часть первая
Я служил в «Призраке». Часть вторая
Я служил в «Призраке». Часть третья
Я служил в «Призраке». Часть четвертая


Окончание интервью с ополченцем, проходившим службу в бригаде «Призрак», а затем в народной милиции Луганской Народной Республики с ноября 2014 года по сентябрь 2015 года.

*****
- После Дебальцево вас перебросили на Бахмутку?

- Примерно 12-14 марта, точно уже не помню, получили задание выдвинуться в район пгт Донецкий и принять позиции у «элэнэровцев». «Призраку» там выделили зону ответственности 31-й блокпост – Желобок – Донецкий – Золотое. Мы туда пришли, определились на местности, где будем стоять, где противник. Под Донецким было тихо. Часть нашего отряда ушла под Желобок, и вот там были перестрелки каждую ночь. До войны в Желобке было домов 30, часть из которых держали мы, часть – противник. Было до них метров 250-300. Просидели мы там может быть дней 20. Ничего особенного в плане боев там не было. На меня взвалили задачи по организации обороны, военной комендатуры и тому подобное.

После сидения там вся моя группа собралась и решили, что просто сидеть и ждать, когда в тебя мина прилетит, не имея возможности ответить, мы не будем. Да, люди ходили на выходы, иногда даже за линию фронта, но, в основном, там была минная война и перестрелки по ночам. А днем - тишина.

С тех пор, кстати, в «Призраке» практически все потери были от минной войны: подрывы на растяжках гранат, МОНок, ОЗМ.

31-й блокпост, Бахмутка, апрель 2015 года

Фотография предоставлена интервьюируемым

Collapse )





Бедная ли страна Россия?

Оригинал взят у burckina_faso в Бедная ли страна Россия?
Давно заметил, что пУтриоты начинают сильно нервничать, когда начинаешь сравнивать статистику России с окружающим нас миром. Видимо, как-то сразу становится видно, что это не успехи, а провалы. А потому еще одно сравнение России со странами ЕС из которого видно, куда мы пришли и куда нас будут вести дальше, как баранов.
И так, структура потребления домашних хозяйств по данным Росстата:

Collapse )