June 20th, 2016

Ополченец Александр Красногородцев. "Из книги Записки Добровольца. Ч. 1".

"Апрель 2014 года. Серые и ничем не примечательные дни идут своим чередом. Недавно закончилась моя выставка, работы у меня нет, живу на то, что продал из этюдов. По возможности стараюсь писать новые вещи. На конец месяца намечена поездка под Переславль-Залесский на Пасху, потом пленэр в Ростове Великом. Не спеша закупаю все необходимое в дорогу, картоны, краски, побольше кистей. Чиню поломавшийся недавно этюдник, ставлю на него новую крышку из фанеры… Поездка удастся, как нельзя лучше, масса новых впечатлений от красивейшего, старинного русского города, много неплохих работ, несколько даже очень, как мне и сейчас кажется, удачных…

Как странно. Как странно, вспоминая все это сейчас, осознавать, с каким спокойствием я готовился к поезде на пленэр, работал… Ведь уже тогда я твердо решил ехать ТУДА. Может, даже просто потому, что не знал, как смогу жить дальше, если не поступлю так. Вспоминаю обычный день в начале апреля, перед поездкой. Мы договорились с Лешей Терзовым встретиться в центре, посидеть в кафе, поговорить кое о чем. Мы сидим за столиком, Леша оживленно рассказывает мне про Стрелкова, о позиции РОВСа и вдруг говорит то, что было полной неожиданностью для меня тогда, хотя, конечно, не должно было бы ею быть. РОВС посылает группу добровольцев из числа чинов Союза на Донбасс. Долгие дни раздумий, поиски путей, планы вплоть до перехода Деркула вброд — все решается мгновенно, и я немедленно говорю о своем желании ехать. Теперь наступает время удивляться Леше, хотя опять же с высоты своего времени я в моей реакции ничего неожиданного решительно не наблюдаю.

Да. Уже в начале апреля я твердо решил ехать в Новороссию, инстинктивно тянуло больше всего в Славянск, к Стрелкову (тогда я еще, конечно же, понятия не имел, что ехать практически ни к кому другому было нельзя ни в коем случае….). Жребий был брошен, речь теперь шла только о дате поездки. Теперь я, откровенно говоря, удивляюсь тому сосредоточенному творческому состоянию которое не покидало меня тогда. Нет, конечно же, я не «писал как в последний раз», вообще в подобные вещи не верю, просто увлеченно работал, вот и все. И все же удивительно.

Второе мая. Примерная дата нашего отправления — начало июня, впереди целый месяц. Я пью кофе в кафе на Московском проспекте, листаю боевые сводки из Славянска, время уже после 12, один пост, второй, третий…. Идет штурм города… В бой пошла бронетехника ВСУ (та самая бронетехника, ввод в бой которой по клятвенным заверениям «первых лиц» государства, должен был быть последней каплей, переполняющей чашу «невмешательства» России в войну на Донбассе….). Кофе допито «на автомате», рассеяно рассчитываюсь и выхожу на воздух. Иду в сторону центра, внутри все трясется. Кажется ни разу в жизни не испытывал я такого нервного напряжения, казалось еще чуть-чуть и случится внутренний срыв. Это был необъяснимый для меня тогда момент, хочется назвать его «переломным». Непонятно, что же «переламывалось»-то? Все уже было решено. Основная дума была: «смогу ли?….» Нет, не уехать, а быть «в огне».

Мысли носятся в голове с бешенной скоростью… Вот прохожу мимо «Достоевской»… И вдруг останавливаюсь перед широкой дорогой — горит красный сигнал светофора (хорошо увидел), несутся потоки машин — рассеяно смотрю по сторонам и узнаю Невский… Второе мая 2014 года, суббота, на всенощную иду в Пантелеймоновскую церковь, после службы домой. Вечером в Одессе горел Дом Профсоюзов.

Май прошел рассеянно, почти ничего не писал, немного рисовал (наивно пытался перед поездкой улучшить свои, как всегда у меня, запущенные навыки в графике… Апогеем наивности была вязанка карандашей, взятая в поездку и благополучно оставленная в Славянске.) О том мае уже почти ничего не вспомнить… Даже теперь, перечитывая начало заметок, нахожу моменты которые вроде уже забыл… А «аромат» уходит из памяти первым, хотя и через время, нечаянно узнанный, будит воспоминания как ничто иное. Буду же писать, пока «аромат» времени не забылся совсем, оставив голый скелет фактов, фамилий и дат.

Начало июня. Не менее наивные, чем тренировки по графике, тренировки по страйкболу. Докупаю амуницию. На Удельной беру очень надежные, но совершенно не пригодные для активных действий (к счастью, испытать успел на тренировке) тяжеленные австрийские горные берцы. (В поездку в итоге уехал в «юдашкинских»-поношенных, ничего, выдержали). Там же на Удельной купил точно в рост и размер комплект старой «флоры», чему был рад несказанно, за 1300 рублей получил фактически раритет, который мечтал найти, почти не надеясь — что ж, хоть в этом повезло.

Июнь. Встречи с друзьями, посиделки у меня на балконе с красным сухим вином, либо поздние возвращения домой белой Петербургской ночью — все беззаботно, никто ни о чем не догадывается.

Впрочем, как сказать «не догадывается». Еще в конце мая я предложил отцу заглянуть в ресторан, выпить вина, да просто поговорить. Простота разговора в итоге свелась к простой постановке вопроса, не более. Я пришел первым, взял бутылку Бушона. Первый бокал незаметно выпит в ожидании, а вот и встреча. Разговор сначала вроде ни о чем, как и могло бы быть при любой другой встрече — погода, искусство… сейчас уже честно и не вспомню. Помню только свою фразу: «Я собираюсь ехать на Донбасс» — и… конечно затянувшаяся пауза после. С высоты своего времени я, разумеется, считаю, что говорить кому-то из родных было неверно, но, с другой стороны, учитывая некоторые факторы, я мог и «не рассчитать», что одно дело это реакция человека, как говорится «у телевизора» и совсем другая, когда уже сын говорит: «я собираюсь ехать на Донбасс». Мерил как говорится «по себе». Помню, был спор: с одной стороны — мои 24, с другой — вся мудрость 55-ти. Ясность того, что «все решится не на фронте, а в закрытых кабинетах» против моей физической почти невозможности существовать дальше в мирной жизни, когда обманутый и преданный (уже тогда) всеми «закрытыми кабинетами» русский народ Новороссии каждый день сражается, побеждает и проливает кровь под ударами украинских самостийников. К чему мог привести такой спор? Помню, я бросал какие-то саркастические упреки на тему того, что нужно было мне в детстве читать поменьше «Дроздовцев в огне» (хотя и в правду… чего ожидать от ребенка, которому настолько запали в душу образы героев и даже строчки книги, что, перечитывая ее в сознательном возрасте, они скорее лишь вновь воскресали во всех подробностях, а не «рождались» в сознании вновь?..). Спрашивал, что же говорил прадед своим родителям уходя не то в 15, не то в 16 лет к Юденичу… Через какое-то время разговор сошел на нет, заговорили о чем-то другом. Выходя на улицу, я сослался на назначенную якобы вечером встречу и пошел не на метро. Домой ехали не вместе.

Время шло своим чередом, команды на отправку пока не было, ждали середины июня. О своих планах я особенно никому не рассказывал, знало двое друзей, не более. Родителям я сказал, что еду на Белое море писать этюды (благо уже не раз отмечался там до этого), был даже специально куплен билет до Архангельска, «случайно» оставленный мной на видном месте. В общем, конспирировался я, как мог. Немного, правда, выдавали меня внезапно возобновившиеся страйкбольные тренировки (до этого момента не играл в страйкбол года два) и перечитывание литературы по военной подготовке…

Но вот, наконец, назначена точная дата отправки. Вещи собраны. Уложен и этюдник, который будет показательно «взят» мной в дорогу и пролежит два месяца на «конспиративной» квартире у друга. В результате все равно набрал кучу хоть и полезного, но явно лишнего, не смотря на опыт походов. Еще не знал тогда меткого высказывания Кульчицкого, которое идет первым в десятой главе «Кодекса» и открывает собой тему «Сведений для военного времени», а именно: «Отправляясь на позиции, не бери лишних вещей – придется выбросить». Пришлось все «выбросить», когда выходили из окруженной Николаевки.

Встретились все у станции метро «Парк Победы». От станции прошли чуть в сторону центра и встретили Председателя РОВСа Игоря Борисовича Иванова: он шел к нам на встречу, сухощавый, по «гражданке», короткое приветствие, нет надменности, нет «проверяющего» взгляда, простое дружеское приветствие ни капли позерства.

Из Петербурга ехали машинами до Ростова примерно сутки, глубокой ночью прибыли в назначенную точку в частном секторе города. Наутро пошли гулять по Ростову, попутно докупая необходимое. Впрочем, решение не тащить с собой из Петербурга, например, бинты и жгуты, оказалось, мягко говоря, опрометчивым. В «прифронтовом» Ростове с этими вещами все оказалось непросто. Меня, как человека ни разу не бывавшего на юге, поразил непривычный южный колорит города. Все было необычно, начиная от растущей повсюду шелковицы и заканчивая экзотическими деталями застройки, превращающими город в огромный базар, то и дело внезапно прерывающийся неожиданными тихими улочками и тенистыми садиками. Разочаровал разве что Дон (да простят меня казаки). От него я, выросший на Неве, ожидал чего-то хотя бы равного, но никак не того узкого, мутного потока, который увидел.

А время шло. Коридора все не было, но вот, наконец, ожидание закончилось, вещи загружены в машины, мы выезжаем. Ситуация на границе менялась, как майская погода. Когда мы достигли пропускного пункта, таможня никого не пропускала за «ленточку», только впускала беженцев. Их я тогда увидел впервые: практически без вещей, с сумками и рюкзаками, неся детей на руках, шли семьи. Скудные пожитки, собранные порой на пепелищах домов — вот все, что унесли они из огня войны. Вопли и слезы женщин остались позади, теперь только усталые лица после долгого пути в Россию… пути сквозь страх и унижение блокпостов нацгвардии и Правого Сектора, сквозь неизвестность. В Россию, которой они верили и в молчаливое предательство которой не смогут поверить еще долго… в Россию, которая обязательно поможет, ведь… ведь Крым, ведь не может же быть…не может… Не может. Но смогло. Так же в русских братушек верили когда-то оказавшиеся один на один с западом сербы. А еще до сербов то же пришлось пережить самим русским, оказавшимся в одночасье в отколовшихся самостийных республиках Кавказа и Средней Азии. Сербам можно было простить их наивность и веру в Россию, измеряемые коэффициентами времен Николая II… Путин как-то бросит фразу о том, что «Русские не могут быть сербами больше, чем сами сербы»… Пройдут годы, и русским к сожалению нельзя будет быть больше русскими, чем сами русские…

Проехать через пропускной пункт не светит. Среди каких-то промзон грузимся в разбитую «буханку», накрапывает дождь. Едем то зеленкой, то гаражами, начинаются поля, «буханку» трясет и подкидывает на проселке, крыша протекает. Но вот веселое сообщение от водителя: «Пересекли!…». Радость, впрочем, продолжается не очень-то долго, уазик вдруг тормозит посреди поля… закончился бензин. По крыше постукивают капли дождя, а откуда-то издалека доносится звук работающей вертушки — хрен с ним с дождем, но это уже совсем неуютно. Слава Богу, навстречу выезжает машина ополченцев, вопрос решается, и мы едем дальше. Еще немного, и мы оказываемся в Краснодоне.

В Краснодоне мы заночевали, обменяли рубли на гривны, купили местные симки. Помню салон связи у рынка. Мы были в камуфляже, понятно, что ополченцы, может, даже понятно, что из России (другой выговор, по которому меня сразу «вычисляли» местные, да и зачем столько украинских симкарт местным?..). Когда мы уходили, у девочки-продавщицы на прощание как будто вырвалось: «С Богом!». То, что я заметил тогда, встречалось мне уже на нашем пути, еще в России. Я впервые встретился с чем-то подобным, когда мы пересаживались в Воронеже — тогда я запомнил странно печальный взгляд жены нашего соратника, который вез нас до Ростова. Тысячи лет, наверное, женщины смотрят так на мужчин, уходящих на войну — просто на мужчин, пускай чужих, колонны ли их идут по улицам, или небольшие группки отправляются куда-то. Смотрят этим взглядом, может, даже смутно понимая, что движет теми мужчинами, зачем они поступают так… И вот война и короткие, вечные слова… и тревожный взгляд красивой девушки. Благодарная, от всего сердца улыбка в ответ. Хлопок двери. Впереди Славянск.

Там же в Краснодоне мы придумывали себе позывные. Обычно позывной возникает сам по себе, просто «прилипает» как говорится, но тут сложилось по-другому. Я долго думал над тем, что должно возникать не силой мысли, а волей случая… Сложилось воедино два момента: первый — моя любовь к северу России и желание обозначить это в позывном, второй – то, что при шумах в эфире хорошо слышны буквы «ч» и «р». Так родился позывной по имени великой северной реки, на которой я мечтал побывать, но так до сих пор и не смог… «Печора».

Выехали только ближе к вечеру, несмотря на уговоры местных ополченцев остаться у них. Ехали двумя группами, часть ушла за Нонами, встретились мы только под Краматорском, поздним вечером. В Краматорск въехали ночью — кругом пустые улицы, в городе комендантский час. В Краматорске нас принимал лично «Хмурый». На некоторые его вопросы Игорь Борисович (Председатель РОВС) отвечал не особо охотно, ссылаясь на то, что его группа едет напрямую к Стрелкову, а посему определенные моменты Игорь Иванович решит лично, при их встрече. После этого короткого диалога Хмурый попросил всех рассказать пару слов о себе. Я оказался в очереди одним из последних… «в армии не служил, по образованию художник-педагог…» Секундная заминка… и подбадривающий ответ… Что-то о том, что педагогика подразумевает под собой работу с людьми…

Нам дали блок легкой мальборы и показали комнату для сна. Я спал как убитый…

Утром после завтрака погрузка в машины, на время пути выдали оружие. Недолгий путь до границы Краматорска, а за ней дорога на крутую меловую гору (с каким облегчением я узнаю это место через пару недель…), потом поля. Несмотря на довольно разбитую дорогу, машины идут на скорости. Еще до выезда слышал разговор о том, что украинцы выставляют на ночь секреты по зеленке. По пути попадаются сожженные автомобили… За день до нас группа, которую вел Александр Жучковский, нарвалась на засаду и была расстреляна из танка прямой наводкой… Но вот Черевковка и наш блокпост, въезжаем в город."
https://vk.com/fave?w=wall-57424472_105699

Деки, спасибо, до свидания!

Оригинал взят у chervonec_001 в Деки, спасибо, до свидания!
«Сербского добровольца Деяна Берича, позывной Деки, хорошо знают и любят в сражающемся Донбассе. Он известен и детям Донбасса, которым помогал продуктами и подарками в рамках гуманитарной миссии, и взрослым – как символ героизма и стойкости.

Ополченцы уважают Деки, надежного, честного товарища и бойца с уникальным опытом. За плечами Деки – самые опасные, знаковые и горячие точки – оборона Севастополя, Славянск, Мариновка, Саур-Могила, Дебальцево, Донецкий аэропорт, Марьинка. Три ранения. Ежедневные боевые выходы. Сложнейшие задания. Важнейшие цели. Деки - снайпер подразделения спецназа армии ДНР, работавший на выявлении и подавлении огневых точек иностранных наемников, устроивших из донецких городов и сел полигон для отработки своих навыков.



- Война в Сербии забрала многих моих друзей, за 78 дней агрессии НАТО погибло более пяти тысяч сербов – и мирных людей, и военных. Война - это когда ты честно воюешь против кого-то, но когда интервенты бросают бомбы за 10 километров, то это подлая бойня. Наши города стирали в пыль с воздуха, дистанционно, безжалостно, бесчестно. Но Сербская армия все равно была сильна и готова стоять за Родину до последнего солдата. Но нас предали, Милошевич подписал капитуляцию, а надо было биться до конца. Я тогда считал и сейчас думаю, что лучше бы мы сражались, терпели лишения, погибали, но потом выиграли бы эту войну и остальные жили бы нормально. Может, это звучит резко и сурово, зато правда».

Так начиналось мое интервью с легендарным бойцом Деяном Беричем в первый год войны. Теперь третий год войны назван «минским перемирием», и оно продолжает уносить жизни людей, вспыхивая то очагами, то масштабными обстрелами в разных городах и поселках. Высокие Договаривающиеся Стороны обсуждают полицейские миссии и их вооружение, варианты примирения, ищут форматы прекращения огня, ведут торговлю и процесс обмена мнениями. Метод односторонних уступок продолжает оставаться приоритетным. И судьба Донбасса пока остается неизменной: терпеть и бороться, стоять насмерть, чтобы избежать горькой участи побежденных. В этом нам помогали наши братья из разных стран. Одни остались. Другие, по разным причинам, вынуждены были уехать. Это интервью с Деки накануне его отъезда из Донбасса вышло откровенным. «Я прошу тебя, напиши без цензуры», попросил меня на прощание Деян. Таким оно и получилось.

- С чем связано твое решение уехать из Донбасса после двух лет войны?

Collapse )

П.С.
То, что этого заслуженного во всех смыслах бойца, который внес в оборону Донбасса несоизмеримый ни с чем и ни с кем вклад даже не наградили, даже не дали паспорт ДНР, я считаю просто подлостью и предательством со стороны этих всех руководителей МГБ, ВСН и прочих. Ведь известно же им, что вернуться в Сербию он не может, ибо сербские власти давно западные марионетки. Зато в канцелярии главы ДНР носят боевые награды тыловые... мыши. Захарченко недалек, как руководитель, если он допускает такие вещи! А Кононов... Ну это отдельная песня... комплекс наполеончика ("наполеончика" с маленькой буквы).


Они так и не поняли, за что плюют...

Оригинал взят у chervonec_001 в Они так и не поняли, за что плюют...
Бойцы ВСУ под Горловкой рассказали, что им плюют в спину местные жители, а мужское население воюет против них в ДНР.



Украинские солдаты на позициях под Горловкой рассказали о крайне негативном отношении местного населения к украинской армии, а также о том, что мужское население призывного возраста ушло в ополчение. А студенты, приезжающие домой, едут работать на выходные в ДНР.

В Верхнеторецком, Троицком, ближе к Авдеевке, там люди были приветлевее, а тут нет. Когда идешь и тебе в спину плюют, это ощущается. Семья тут, они там- рассказал боец ВСУ украинским журналистам.

Боец с позывным "Весельчак" заявил о том, что все мужчины дееспособного возраста из близлежащих населенных пунктов ушли в ополчение для того, чтобы заградотряды армии РФ держали их на передовой. Русские на первой линии обороны не сидят, сидят местные ополченцы, которые проживают вот (указывает направление позади себя) Торецк, Артемово, семьи проживают тут, а в поселках нет ни одного мужчины от 30 до 45 лет, все они находятся в ополчении. А во второй линии стоят русские, которые стоят как заградотряд - сказал с грустным видом "Весельчак".

Collapse )

П.С.
Не замечают, что работают оккупантами. Все признаки.
И постоянная присказка "а нас за шо?"

Защитниками своей земли являются те, кто на ней проживает (а не приезжие западники).
То есть львовянам не принадлежит донецкая земля. Как и наоборот. А чтобы сосуществовать в одной стране, когда есть особенности в регионах, цивилизованный мир придумал формы федерации и конфедерации.
Что вам давно предлагали сделать умные люди у вас в стране.
А теперь никакой Украины на Донбассе не будет - сами люди не хотят.
А когда-то предлагали просто услышать их - это когда вы на Майдане скакали, а дончане антимайданными акциями пытались показать,что против. Вот тогда и нужно было договариваться.



Высота 277,9 "Саур-могила" Стенограмма онлайн встречи участников боя 12.06.2014

Оригинал взят у polynkov в Высота 277,9 "Саур-могила" Стенограмма онлайн встречи участников боя 12.06.2014
GzRWvYWjnEk.jpg

Спустя два года после того боя ребята встретились, хоть пока и в режиме онлайн

Collapse )


ПосПост
Еще чутка о том бое со стороны противника

"Выдвигаться должны были 2 колонны. 32 и 65, вроде. Но в первой колонне начала ломаться техника. У нас тоже поломки были. В итоге несколько (единиц техники) отправилось назад, а колонны смешались. Ехали нестройной гурьбой. В дороге выяснилось, что часть - новобранцы. Плюс присоседились нестроевые б..ди (далее по тексту - это автор так ласково "добровольческие формирования" именует). Судя по их энтузиазму, ждали прогулку. Расслабон полный!
...нас явно сливали штабные. Сепары нас ждали, готовились. А у нас с первой минуты боя все потерялись. Командование пошло по п...де. Суматоха, разброд, нестроевые б..ди палят в белый свет как в копеечку.
....наших около сотни, чутка больше может, сераров - хрен знает. С полсотки может. Но знаешь, что такое готовая, б..ть, позиция? А мы в поле как му...ки! И вооружены они конкретно лучше. Сепары потом писали про генерала - мол завалили какого-то. Хер там! С нами были 2 офицерских буса, с первого же выстрела развернулись и только пыль столбом. А пацанов бросили.
...ранение и контузия. Нет, вертушка была, но забрать не смогли, вывозили колымагой из уцелевших. Пацанов перемололо много. Очень. Когда потом узнал, что еще и впустую - высота у сепаров осталась - чуть на людей кидаться не начал. А потом читаю: блестящая операция, трое убитых, разгромленные тысячи... и такая апатия навалилась. <....> конем! - думаю. Забухал тогда крепко..."



ЗДЕСЬ ПОЛНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ТОМ БОЕ. Рапорты Боцмана, Фокса, Фина, 25-го, Фазы и Астры


ПОЗЫВНОЙ "ЖУРНАЛИСТ".

Оригинал взят у polynkov в ПОЗЫВНОЙ "ЖУРНАЛИСТ".
В конце мая получил такое письмо:
Здравствуйте.Мне посоветовали к вам обратиться.Такая проблема-у нас ,в Горловке,находится ополченец со Славянска.У него было ранение,потом инсульт,он парализован,отняло речь,я за ним ухаживаю.И проблема вот в чем-когда воевал в Славянске,там на учет не ставили.у него утеряны документы и,чтобы их восстановить,нужна справка со службы.Но его командование давно уволилось,как мне сказали.и я не знаю кто может такую справку выдать.Вы можете помочь в этом вопросе?позывной Журналист..В нашей комендатуре сказали,что он нигде не числится и помогать отказались.Он тут один,никого у него нет,родственникам он не нужен.Ни жилья,ни помощи никакой у него нет.Без документов не могу даже инвалидность ему оформить.Вот живет ,так сказать,в больнице.
Жаль конечно, что не узнали о нём раньше, но лучше поздно, чем никогда.



ПосПост.
Приятно быть полезным)

Михаил,здравствуйте!Огромное вам спасибо за помощь Володе.Сегодня нам все передали-и документ,и помощь,и наградили медалью.И Игорю Ивановичу передайте,пожалуйста,огромное спасибо.Володя очень счастлив!!и я тоже,что наконец-то ему оказали необходимую помощь и теперь есть возможность отправить его на реабилитацию.


Дорогие и ненужные

Оригинал взят у amfora в Дорогие и ненужные
Подводим итоги опроса о нужных и ненужных проектах нашего президента и правительства.

Конечно, в опросе приняло участие не так много читателей, как хотелось бы, однако мнения о некоторых проектах не оставляют сомнений, что проведение опроса в более широкой аудитории дало бы похожий результат.

Итак, пять самых дорогих и ненужных проектов:


1. Музей Ельцина

Лидирует с большим отрывом от остальных.

Ненужным его признали 96.2% участников опроса (153 человека).

Нужным, но слишком дорогим музей Ельцина назвали четверо. Похоже, что в блог заходили Путин, Медведев, Песков и Чубайс. Шучу. Еще 2 человека не определились с ответом.

Нужным и соответствующим по цене музей не назвал никто.

Collapse )

Неожиданный визит Шойгу в Дамаск

Оригинал взят у el_murid в Неожиданность
Неожиданный визит Шойгу в Дамаск, как можно понять, был неожиданным и для Асада. Даже в официальной части беседы для картинки в СМИ было сказано много дежурных, но довольно любопытных вещей. Асад несколько раз повторил, что кого-кого, а Шойгу он точно не ожидал. Ожидал профессиональных военных для обсуждения профессиональных военных вопросов, вместо этого приехал чистый политик (понятно, что Шойгу - не про военные дела)



Collapse )


Давление будет постоянным

Оригинал взят у el_murid в Отстранение
Всех граждан России - судей, чиновников, разных общественных деятелей - отстранили от работы во всех мировых легкоатлетических организациях. Решение одномоментное, судя по реакции наших, крайне неожиданное и бессрочное.

Решение, естественно, политическое, и является логическим продолжением санкций. Россию вводят в положение страны-изгоя, преследуя две цели. Первая, безусловно - расшатывание режима изнутри, создание пула недовольных. Из олигархов путем персональных санкций формируют колонну недовольных политикой по Крыму и Украине (естественно, что под олигархами нужно понимать не только "капитанов бизнеса", но и срощенных с ними политических и чиновничьих кланов - в России это абсолютно неразделимое понятие). Теперь болезненный удар нанесен по еще одной витрине кремлевского режима - спорту. Образ мачо, который формировали наши лизоблюдские СМИ в отношении Путина, имеет и оборотную сторону: благосклонность Отца народа к спортсменам сделала из них весьма влиятельную группу, введя их в различные властные структуры. Теперь Штаты (понятно, что за всеми этими безобразиями стоят именно они) создают противников режима еще и в этой группе общества и номенклатуры.

Collapse )