July 21st, 2016

Бешеная рота, позывной "Гюрза"

отсюда
https://new.vk.com/topic-89960449_34399714

Бешеная рота, позывной "Гюрза"

Хочу напомнить всем про легендарную разведывательную "Бешеную роту" 166 отдельной мотострелковой бригады под командованием "Гюрзы". Страх перед ней чеченских боевиков был на столько велик,что когда "чехи" узнавали (как правило через радиоперехват) что в их район выдвигается "Бешеная рота", то немедленно бросали свои позиции (насколько бы они ни были сильными) и обращались в бегство (даже если они во много раз превосходили по численности "Бешеную роту").

Алексей Викторович Ефентьев, сын потомственного военнослужащего, родился в 1963 году. Действительную службу проходил в рядах военных моряков. После демобилизации поступил в знаменитое Бакинское Высшее Военное Общевойсковое Командное училище, сразу после окончания учебы в звании лейтенанта был направлен в Афганистан. За время службы в охваченном войной Афганистане Алексей Ефентьев прошел путь от командира взвода до начальника группы разведки. vk.com/historylink После этого был Нагорный Карабах. С 1992 по 1994 г. капитан Алексей Ефентьев - руководитель штаба отдельного разведывательного батальона в Германии.

С 1994 г. Алексей Ефентьев в Чечне. Воинское подразделение, которым он командовал, являлось одним из лучших и самым боеспособным подразделением российских войск. Позывной А.Ефентьева "Гюрза" был хорошо известен. "Гюрза" был легендой первой чеченской войны. На его боевом счету десятки опасных рейдов по тылам армии боевиков Дудаева, штурм Бамута и снятие блокады с окруженного в центре г. Грозного специального Координационного центра, когда благодаря героизму "Гюрзы" были спасены многие высокие чины Армии и МВД, а также большая группа Российских корреспондентов. За данный подвиг в 1996 г. А.Ефентьев был представлен к званию "Герой России".

За время службы в горячих точках был награжден орденами "За военные заслуги", "Красной Звезды", "Мужества", медалью "За отличие в воинской службе I степени", двумя медалями "За боевые заслуги" и другими наградами и знаками отличия. А.Ефентьев был героем многочисленных телепередач на центральных телевизионных каналах, а также стал прообразом "Гюрзы" в фильме Александра Невзорова "Чистилище".

После первой чеченской войны "Гюрза" вытянул к себе в роту более половины армейцев, с которыми воевал в отдельной 166-й мотострелковой бригаде. Некоторых вытянул из глубокой пьянки, некоторых буквально подобрал на улице, некоторых спас от увольнения. "Спецназовцы" во главе со своим командиром сами установили монумент своим погибшим в Чечне боевым товарищам. vk.com/historylink На собственные деньги заказали гранитный монумент, своими силами построили основание под него.

Разведроту, которой командовал «Гюрза», чеченские боевики прозвали «бешеной». Чтобы их не путали с обычной пехотой, спецназовцы повязывали на головы черные повязки, снятые с убитых "чехов", это было нечто вроде посвящения: каждый новоприбывший должен был снять черную повязку с убитого им "чеха" и отрезать ему уши (по Корану у считается что в рай Аллах втягивает за уши и отрезов уши убитым спецназовцы тем самым лишали возможности боевика-мусульманина попасть в рай. Это имело огромное психологическое воздействие на противника).

Они неизменно шли первыми и вступали в бой, даже когда численное преимущество было далеко не на их стороне. В апреле 1996-го под захваченным боевиками Белгатоем пулеметчик Ромка, не прекращая вести огонь, в упор, в полный рост, не скрываясь, пошел на огневую точку, словно Александр Матросов. Герой погиб, и его тело из-под огня чеченцев вытянул боевой товарищ Константин Мосалев, которого позже А.Невзоров покажет в фильме «Чистилище» под псевдонимом «Питерский».

Бамут был взят разведротой 166 бригады, которая обошла Бамут по горам с тыла. На подходе к Бамуту передовой дозор разведчиков столкнулся с отрядом боевиков, который тоже шёл к Бамуту. В ходе боя было убито 12 боевиков (тела остались брошены). Погиб рядовой Павел Нарышкин и младший сержант Прибыловский был ранен. Нарышкин погиб, спасая раненого Прибыловского. Отступившие чеченцы ушли кружным путём в Бамут и там началась паника по поводу "бригады русского спецназа в тылу" (радиоперехват).

После чего боевики приняли решение прорываться в горы по правому склону ущелья, где попали на выдвигающийся батальон 136 МСБр. Во встречном бою было убито около 20 боевиков, потери 136 бригады - 5 человек убитыми и человек 15 было ранено. Остатки боевиков были частично рассеяны, частично прорвались и ушли в горы. Ещё около 30 было набито в течении суток при преследовании авиацией и артиллерией. Именно отряд разведчиков 166 бригады и вошёл первым в Бамут. Именно эти контрактники и были сняты в репортаже Невзорова.




Хронология боя у высоты 776, пользователем ZmeyYuga с форума lostarmour.info

Орфография и пунктуация автора.
СВОЯ ВЕРСИЯ.

Часть 1.
6пдр представляла собой в спешном порядке укомплектованное л/с подразделение (укомплектование продолжалось вплоть до вылета в р-н БД в начале февраля), фактически не прошедшее боевое слаживание ни в ППД, ни тем более в составе ПТГр ввиду отсутствия времени/условий, боевую акклиматизацию подразделение также не прошло. Командир роты вступил в командование незадолго до этого выхода роты на её первую (и последнюю) войну (выполнение бз) и фактически не имел времени для полных ознакомления и оценки состояния и реальной боеготовности вверенного подразделения. Комбат-2 всё это знал. Есть мнение, что нормальный грамотный командир с таким неподготовленным л/с не пошел бы на первую войну подразделения, а если бы и пошел всё таки, то с предельной осторожностью.

Однако, комбат-2 пренебрег столь очевидными выводами. Никак не повлияло на его дальнейшие действия и то, что совершая марш в течение 28.02.2000 в относительно легких условиях и местности на исходный рубеж выполнения задач на 29.02., рота растянулась на марше и опоздала относительно поставленных временных
показателей на несколько часов. Уже это свидетельствовало как о том, что л/с роты физически не готов к выполнению поставленной ему боевой задачи в зимний период на горно-лесистой местности, так и о том, что бойцы нагружены свыше предельных показателей имуществом (в числе множества лишних вещей были самыми
обременительными для бойцов были палатки и печи-буржуйки, а для л/с с/с первых сроков – еще и имущество офицеров, т.к. все офицеры, кроме разведчиков, традиционно совершали марш налегке)

Выводов сделано не было, и дисциплина совершения марша 29.02. на гораздо более трудном маршруте всё так
же отсутствовала. Так, колонна подразделения при подъеме от обрыва берега р. Абазулгол в район отм. 776 растянулась не менее чем 1500м

Мало того, комбатом-2 было принято решение на изменения согласованного ком104пдп маршрута в район выполнения задачи. Вместо выдвижения через блок 3пдр в районе отм. 666 и под его прикрытием на назначенные рубежи (г. Истыкорт) комбат-2 решил выйти на тропу Сельментаузен-Улус-Керт, проходящую по гребням назначенных для выставления блоков высот, непосредственно у отм. 766. Это решение имело много негативных последствий, о которых ниже

На спуске с берегового обрыва, форсировании р. Абазулгол и подъеме на противоположный обрыв подразделение потеряло 3 часа (6:40 вышли к обрыву у реки, а в 9:40 после привала обнаружено исчезновение в неизвестном направлении рядового с прозвищем Хохол (по национальности, фамилию уточнять не буду) и через 30-40
минут на его поиски отправлены офицер и 3 бойца. Так подразделение лишилось 5 в/с из 95 и 1 р/с и приставки Историк из 12 и 7 соответственно

В 10:50 НВФ начинают разведку боем блока 3пдр у отм. 666 (см. первоначальный маршрут). 3пдр, уже оборудовав свои позиции МВЗ, окопами и СПС, легко (всего 1 300) отражает все попытки противника и удерживает свои позиции. Если бы комбат-2 следовал по изначальному маршруту, в этом огневом контакте участвовал бы приданный ему разведвзвод при поддержки с блока 3пдр. В связи с этим эпизодом, и ввиду того, что комбат-2 систематически докладывал на КП ПТГр только ту информацию, которую считал нужной в ущерб создаваемой обстановке, а не реальную обстановку на временные показатели, есть все основания считать, что вверенное ему подразделение весь период боя 3пдр марш не совершало по причине звуков этого боестолновения на своем правом фланге менее чем в 2км от себя по прямой.

Тем временем в 11:10 + 2 мин в первый огневой контакт с разведкой НВФ уже вступил приданный комбату-2 разведвзвод, вместе с шедшим налегке управлением роты поднявшийся на отм. 776 и выдвинувшийся далее по тропе в направлении г. Истыкорт . Ввиду того, что офицеры ВДВ традиционно пренебрегали всеми требованиями распоряжений по маскировке и форме одежды (без СИБЗ, РД/рюкзаков, РПС, только с личным оружием) первым погибшим в этот день стал комроты-6, убитый снайпером, который, как и все офицеры налегке, шел с разведчиками, в отрыве от основных сил своего подразделения и выделялся своим внешним видом даже от серьезно упакованных разведчиков

После этого первого непродолжительного огневого контакта группа НВФ отошла, но, как выяснилось позднее, не прекратила разведку наблюдением за десантниками, которые очень медленно, часто останавливаясь ввиду чрезмерного груза, и растянувшись на 1,5-2км, до самого наступления темноты выходили в р-н отм. 776 и южнее, а также на отм. 787. Частично отсутствие огневого контакта до самой темноты можно объяснить тем, что
начиная с 13:00 в районе работали две пары Ми24, которым, например, удалось рассеять (но не уничтожить – ввиду ошибок авианаводчика десантников) конный отряд в 30-40 бойцов (разведподразделение НВФ).

Все сроки занятия назначенных 6пдр на 29.02. рубежей были сорваны и наверстать потерянное время и условия (такие, например, как освещенность для определения секторов огня или как оттаявший к обеду грунт для инженерного оборудования позиций) было уже невозможно.
С наступлением темноты (29.02.2000 закат солнца около 18:00) передовые отряды колонны НВФ начали движение из пункта сбора (р-н н.п. Улус-Керт) по тропе, проходящей от г. Истыкорт по гребням высот в общем направлении юго-восток, к н.п. Сельментаузен.
Общая численность участников НВФ в колонне по оценкам как самих боевиков, так и по более поздним данным разведки, составляла около 1100 бойцов и 200-300 вьючных животных, что в разы превышало раннюю оценку разведкой СиС НВФ в районе, указанную в БР десантников (200 штыков, из них от 1/4 до 1/5 конных). Следует заметить, однако, что значительный процент участников НВФ в колонне имел ранения и обморожения разной степени, полученные как в ходе прорыва из г. Грозный и отступления к предгорьям, так и уже в февральских боях. Кроме того, возможности колонны на марше были ограничены большим числом уходивших с колонной гражданских (членов семей участников НВФ, включая детей) и некоторым количеством пленных и заложников в плохом физическом состоянии ввиду истощения, ран и постоянных избиений и пыток.

Кроме данных обстоятельств, ограничивающих возможности маневра и временные показатели для колонны на маршруте, при принятии решения на бой командование НВФ руководствовалось полученными в течение дня 29.02. от действовавших в районе разведорганов НВФ данными по группировке СиС ОГВ(с) в районе перехода :
3пдр в р-не отм. 666 блокировала выход НВФ на маршрут по руслу р. Абазулгол,
ЧиП 45орп, Управления В ЦСН ФСБ и 108пдп, оседлавшие хребет Даргендук, блокировали маршруты как по руслу р. Шароаргун, так и вдоль северо-восточных отрогов хребта,
на маршрут по тропе Сельментаузен-Улус-Керт вышли с северо-запада на юго-восток : основные силы сводного подразделения 6пдр (отм. 776 и южнее), взвод 4пдр из состава сводного подразделения 6пдр (отм. 787) и сводное подразделение 1пдр (р-н Мидулхан).
В итоге командованием НВФ было принято следующее решение : поскольку часть колонны (раненые, обмороженные, пленные, семьи) не смогут пройти маршрут вне тропы, а потери в попытках обойти ЧиП ОГВ(с) неизбежны в ходе обстрелов колонны с командных высот и наведения с них огней артиллерии и БШУ авиации, необходимо попытаться минимизировать эти потери, навязав противнику свою волю и уничтожить /заставить оставить позиции блокирующие маршрут части.

Маршрутом выхода из н.п. Улус-Керт в р-н н.п. Сельментаузен была выбрана тропа Сельментаузен-Улус-Керт, а джамааты передовых отрядов НВФ с наступлением темноты получили приказ выдвинуться, атаковать и уничтожить основные силы 6пдр, расчистив маршрут выхода колонны

Поскольку на сегодняшний день в открытый оборот еще не введены материалы из уголовного дела, ЖБД ПТГр (104пдп) и аудиозаписи радиобмена в сетях принимавших участие в бою ЧиП ВДВ, а большинство участников/очевидцев двух ночных боев (вечернего и предутреннего) наручных часов не имело и при указании времени событий ночи 29.02.-01.03. отталкивалось, например, от времени заступления на дежурство/в охранение или совершения религиозных ритуалов, привести здесь поминутный хронометраж боёв пока что не представляется возможным, и весь приведенный ниже хронометраж построен исключительно на субъективных оценках изложенных очевидцами и участниками боя фактов, а также видео- и фотоматериалов, съемка которых осуществлялась участниками НВФ как в ночь с 29.02. на 01.03., так и утром 01.03.

К моменту начала первого ночного боя (ориентировочно 21:30-22:00 : ко времени наступления темноты около 18:00 следует добавить 3,5-4 часа на переход с учетом местности из н.п. Улус-Керт в р-н боя со скоростью хорошо подготовленных групп, развертывание из походного в боевые порядки и доразведку объекта нападения) 6пдр и приданные ей подразделения так и не развернулись из походного в боевой порядок ни в р-не отм. 776, ни на самой отм. 776, ни на отм. 787, равно как не приняли мер по организации и обеспечению возможного ночного боя с занятием круговой обороны.
Какие-либо действия по инженерному оборудованию местности отсутствовали : выставление минно-взрывных средств и сигнальных мин не производилось, к фортификационным работам (оборудованию окопов, ячеек, сооружению СПС) в/с не приступали. Единственными земляными работами, которые осуществили десантники, стал выкоп под командирскую палатку. Пристрелка артиллерии с привязкой наблюдаемых знаков разрывов по местности и назначением видов огней по рубежам проведены не были, хотя характер самой местности в этом районе затрудняет корректуру артогня. Световое обеспечение до самого начала боя не осуществлялось ни силами поддерживающего САДн, ни самостоятельно, осветительными патронами.

Итогом подобных действий/бездействий стала успешная атака передового отряда боевиков, сполна использовавших эффект внезапности и стандартную тактику НВФ того периода : 70-80 бойцов выделялись в две подгруппы, нападения и огневую. Подгруппа нападения (40-50 штыков) обозначала удар по фронту, а основная атака происходила по заимствованному у ЧиП нашего СпН правилу правой руки, во фланг, быстрым перекатом боевых пятерок за рубежи безопасного удаления огней артиллерийской поддержки противника. Огневая подгруппа (20-30 штыков) залповым огнем ПГ/РПГ (по 7-15 гранат в залпе) и пулеметным огнем прижимала противника к земле, в то время как снайперы наносили поражение по командному составу, связистам и вскрытым огневым точкам группового оружия.

В результате скоротечного боя (не более одного часа, определяется в т.ч. по времени поступления приказа сводному подразделению из 1пдр на оставление занимаемых позиций и выдвижение к месту переправы через р. Абазулгол на соединение с 6 пдр ), несмотря на то, что подгруппа нападения НВФ, наносившая основной удар во фланг и тыл 6пдр со стороны р. Абазулгол, т.к. склоны высот со стороны реки более пологие, чем обрывистые скаты к хр. Даргендук, потеряла практически весь свой состав убитыми и ранеными, положение обороняющихся стало критическим.
Был практически полностью уничтожен л/с 3 взвода 6пдр, так и не развернувшийся из походного в боевой порядок на подъеме к отм. 776. Именно фото- и видеоматериалы и описание места гибели 3/6пдр стали источниками слухов и домыслов о том, что рота погибла спящей в спальниках, якобы без боя.
В общем итоге первого ночного боя основные силы 6пдр и приданных подразделений в р-не южнее отм. 776, на подъеме и на самой отм. 776 потеряли более 60% л/с (не менее 40 человек) убитыми и ранеными. Приданный 3/4пдр, выдвинувшийся ранее на отм. 787, нападению не подвергся и в этом бою не участвовал.
Еще более критическим стало после боя положение со связью и потеря управления. Были утрачены сети разведчиков, арткорректор которых успешно отработал ранее при утреннем столкновении разведдозоров. Также была утрачена возможность вызова и корректировки артогня, и так крайне затрудненной ввиду условий местности, по сети кСАБ-САДн, причем связист кСАБ пережил эту ночь и входит в число выживших бойцов 6пдр. Внутриротная сеть де-факто не существовала, поскольку ротный-6 погиб, а офицеры 6пдр не контролировали нахождение р/с в непосредственной близости от себя. В итоге единственной рабочей сетью оказалась открытая частота кпдб-кпдп, на которой по очереди были вынуждены работать кСАБ на САДн и комбат-2 . И помощь в ретрансляции, которую оказали находящиеся на правом берегу р. Абазулгол подразделения 1пдб, никак не компенсировала массовый выход из строя приставок Историк, на которых самостоятельно стерлись ключи ввиду несвоевременной смены/разряда АКБ по вине отсутствия должного контроля со стороны ответственных офицеров.

Командование НВФ действовало предельно грамотно, вовремя прекратив наращивать атакующую подгруппу новыми боевыми пятерками и своевременно отведя остатки подгруппы нападения, разорвав огневой контакт и выведя л/с из-под вызванных огней поддерживающего 6пдр САДн. А вскоре прекратился и снайперский и беспокоящий (из ГП/РПГ) огни по позициям десантников.
Проведенной после боя доразведкой маршрута по тропе, был вскрыт уход 1пдр с блоков в р-не Мидулхан. Поэтому, воспользовавшись тем, что беспокоящий огонь по району, равно как и заградительный по тропе, артиллерией ПТГр не осуществлялся, командиры НВФ выставили несколько блокирующих подгрупп в районах возможного форсирования р. Абазулгол подкреплениями десантникам, и стали ждать медленно подходящее по тропе со стороны н.п. Улус-Керт ядро колонны. Запас по времени имелся и ставка была сделана на усталость противника и крепчающий мороз (для справки – у действующих в те же дни и в том же р-не ЧиП 7вдд имелись многочисленные случаи тяжелых обморожений и несколько бойцов, замерзших насмерть. А ситуация для 6пдр усугублялась невозможностью развести огонь и большим количеством раненых после двух боестолкновений).

В мертвенно-бледном дрожащем свете подвешиваемых артиллерией ПТГр над районом люстр для обеих сторон наступили долгие часы ожидания. Для одних – рассвета, солнца и помощи, для вторых – предрассветного времени. Волчьего времени.
Во временном промежутке между вечерним и предутренним боями в районе отм. 776 происходят несколько огневых контактов :

В период ориентировочно 00:45-02:00 01.03. сводный отряд на 1пдр (пдр, разведвзвод и минвзвод, т.е. последние наличные резервы в распоряжении кпдп-104) предпринимают попытки форсировать р. Абазулгол с задачей эвакуировать раненых и обеспечить выход из боя 6пдр, однако все попытки после форсирования подняться
на обрывы левого берега реки были пресечены пулеметно-гранатометным огнем заранее занявших позиции блокирующих подгрупп отрядов НВФ. Кроме того, кпдб-2 не смог указать маршрут для выдвижения в р-не позиций роты. В итоге, сводный отряд 1пдр был вынужден до утра оставить попытки форсирования р. Абазулгол и отступить.

Часть 2.
Около 03:00 01.03. к основным силам 6пдр присоединился ранее выделенный для выставления блока на отм. 787 3й взвод 4пдр (9пдр вне нумерации рот ПТГр). Выдвижение осуществлялось броском, ввиду чего всё затруднявшее
движение (СИБЗ, РД и т.д) было оставлено на ранее занимаемых позициях. Как ранее отмечалось, блокирование тропы Сельментаузен-Улус-Керт между отм. 776 и 787 силами НВФ не осуществлялось, равно как и атаки на позиции 3/4пдр у отм. 787. Совершение броска 3/4пдр в р-н, занимаемый силами 6пдр, облегчался в т.ч. и тем, что к этому времени прекратилось световое обеспечение поля боя со стороны САДн, а силами 6дпр собственными силами (осветительными патронами) не осуществляюсь. Решение офицеров 3/4пдр на соединение с 6пдр следует считать правильным, так как альтернативными решениями были:

либо оборона против существенно превосходящих сил противника (что под сомнение уже не ставилось) в отрыве от 6пдр на занимаемых позициях, к инженерному оборудованию которых 3/4пдр также не приступал;

либо отход по тропе в сторону оставленных не позднее 22:30 29.02. блоков 1пдр в р-не Мидулхан с риском
быть настигнутым превосходящими десантников в способности совершать марши по горно-лесистой местности отрядами НВФ и уничтоженным на марше.

Следует заметить, что понесенные 3/4пдр на подходе к позициям 6др потери с большой вероятностью следует отнести на возможный дружественный огонь со стороны охранения 6пдр. Все источники со стороны НВФ категорически отрицают какие-либо огневые контакты на тропе между отм. 776 и 787 в указанный период времени, равно как и не наблюдалось каких-либо сигналов взаимного опознавания (ракетами, трассерами и т.п.) ни участниками событий со стороны НВФ, ни десантниками, ведшими наблюдение за р-ном боя со стороны хр.
Даргендук и правого берега р. Абазулгол.
Возможной причиной несогласованности действий могло стать то, что единственный канал связи, р/с комвзвода-3 без приставки историк, даже если и сохранила работоспособность в отличие от общей ситуации с АКБ р/с и приставок в сводном отряде 6пдр, могла работать только в открытом режиме (в минусе, впрочем, как р/с сетей кпдб-2 к тому времени) со всеми вытекающими отрицательными последствиями.

Ответить на главную группу вопросов по периоду между ночным и предутренним боями – почему не были задействованы все СиС ОГ ВДВ или даже ОГВ(с) для вывода 6пдр из боя или деблокирования попавшего в неполное окружение сводного подразделения – на сегодняшний день не представляется возможным вне уголовного дела, заведенного в марте 2000г. Были ли это потеря управления подразделением со стороны кпдб-2 (а отсюда и неправильные оценки и выводы), или же боязнь и нежелание нести ответственность за такие потери на первом этапе боя с его стороны с упованием на авось впоследствии, либо это была инициатива кпдп-104 решить не представлявшейся критической (хотя на самом деле являвшейся таковой) ситуацию самостоятельно или с минимальным привлечением соседей (108пдп) – все версии пока что представляются равновероятными.

Тем не менее, такие силы и средства, способные кардинально изменить ситуацию в р-не отм. 776 и 787 у командования ОГВ(с) были. Например, гсадн Мста-С и реадн БМ Ураган из р-на Урус-Мартан, или ТРК Точка-У, которые через пару месяцев будут применяться практически в том же районе в ходе операции армейского спецназа по уничтожению засадных групп ПЗРК НВФ. Наземную часть операции могли провести силами своих рот наиболее подготовленные и боеспособные части ОГВ(с) - отряды специальной разведки, имевшие для этого как средства вывода групп (приданную бронетехнику и вертолетные площадки у ПВД каждого отряда), так подразделения фактически в получасовой готовности выходу на бз (хотя и в нарушение временных нормативов руководящих документов по боевому применению ЧиП СпН).

К 04:30 01.03. один из передовых отрядов НВФ уже расположился на ближайшие двое суток на оставленных 1пдр и минвзводом позициях в р-не Мидулхан, маршрут на н.п. Сельментаузен был свободен за исключением участка тропы в р-не отм. 776 и южнее отм. 776. В связи с тем, что не реализовался ожидаемый сценарий уничтожения 6пдр на отходе (имея в виду то, что десантники были связаны большим количеством раненых, боевиками рассматривалась возможность оставления раненых на позициях и отрыв сохранившей боеспособность группы десантников от НВФ с отходом по демонстративно незаблокированной тропе в сторону отм. 787 и далее имея целью блоки 1пдр, с последующим уничтожением отходящих десантников из засады), командование НВФ сформировало из групп добровольцев нескольких джамаатов штурмовой отряд. В общих чертах повторялась тактическая схема предыдущего удачного ночного боя : оптимальное на том участке местности подразделение численностью в 70 штыков из двух подгрупп – нападения и огневой. Обозначение фронтального удара подгруппы нападения (40-45 штыков) по тропе со стороны н.п. Улус-Керт с основным ударом во фланг и тыл обороняющимся со стороны Абазулгол. Однако на этот бой предугадывались работа артиллерии на огневое окаймление позиций десантников (НЗО) с минимально возможными рубежами безопасного удаления, а потому подгруппе нападения ставилась задача максимально скрытно сократить дистанцию до обнаружения боевиков охранением и первого выстрела.

По оценкам противника, бесшумное преодоление боевыми порядками подгруппы нападения этих 300-250м букового леса и выход на дистанцию последнего броска (менее 100м, в среднем 50м от позиций десантников на момент первого выстрела) потребовало не менее часа времени. Задача облегчалась тем, что гораздо ранее, вскоре после полуночи, прекратилось световое обеспечение поля боя САДн 104пдп, а средствами роты и не осуществлялось. Огонь дежурных пулеметов не велся.

В связи с этим, а также более чем вероятным разрядом АКБ ПНВ, которые еще могли уцелеть у десантников и разведчиков после ночного боя, кпдб-2 и уцелевшие на то время офицеры роты допустили свою очередную, и уже последнюю, ошибку. Ситуация диктовала необходимость развернуть сохранивших боеспособность бойцов в боевые двойки в единой системе огня остатков роты с возможностью своевременной смены боевыми двойками своих позиций и с несением охранения/отдыхом по очереди, что кратно увеличивало и вероятность обнаружения
противника, и количество огневых средств в первом открытии огня.

Вместо этого, разведкой наблюдением со стороны НВФ к началу последнего штурма было выявлено трое бойцов в охранении со стороны тропы и двое – со стороны р. Абазулгол, не прикрытых, как и все позиции десантников, хотя бы на удалении 20-30м МВЗ с применением наличных средств (например, ручных гранат с натяжным датчиком цели).

Именно эти двое бойцов и сделали первые выстрелы в последнем бою шестой роты.

По данным бойцов из подгруппы нападения НВФ, к моменту начала последнего штурма позиций десантников (вскоре после утреннего намаза, т.е. 05:40-05:45 01.03.2000) в живых оставалось 40-45 десантников. Сколько из них имели ранения, сколько раненых в ходе столкновения разведдозоров и ночного боя умерло от ран за семь часов между ночным и предутренним боями, сколько бойцов получили обморожения, замерзли насмерть или уже начали "засыпать" – установить уже не представляется возможным.

Сам последний бой занял не более получаса. Встреченная огнем охранения, подгруппа нападения противника легко подавила эти огневые точки и после применения ручных гранат и залпа ГП одним броском вышла на позиции 6пдр. Эта тактика помогла штурмующим избежать потерь от огневого окаймления позиций 6пдр, которое буквально через две-три минуты после первых выстрелов смогли обеспечить САДн 104пдп и САДн 108пдп.

Не одновременно вступающие в бой десантники производить смены своих позиций не успевали и обнаруживались по вспышкам выстрелов их оружия, ввиду чего на подавление каждой вновь открытой огневой позиции подгруппа нападения смогла последовательно переносить сосредоточенный огонь сразу из 2-3 и более автоматов и пулеметов при кажущемся численном равенстве сторон. В ходе продвижения по позициям и при выходе к месту сбора раненых, боевиками сразу производился контроль обнаруживаемых тел.

В 06:10. 01.03.2000 комбат-2 последний раз вышел в сеть кпдб-кпдп, после чего последняя из двух его р/с ушла с дорожки навсегда.

А через несколько минут после этого прекратилась и артиллерийская поддержка со стороны обоих САДн. В то
же время, до наступления рассвета (06:45-07:00) по приказу командования ОГ ВДВ артиллерией (САДН ПТГр 7вдд, САДН ПТГр 76вдд, САДН ПТГр 106вдд и одной из приданных ОГ ВДВ реабатр БМ Град) наносились как удары по ранее заявленным арткорректировщиком 6пдр целям, так и ставились ПЗО с переносом в глубину от занимаемых 6пдр позиций, последствия чего особенно наблюдались позднее на подъеме от р. Абазулгол в р-н отм. 776. В связи с этим следует особо отметить, что информация о том, что 6пдр или её часть якобы были уничтожены огнями своей артиллерии, является не более чем слухами и домыслами и опровергается всеми имеющими фактами.

К моменту прекращения огня (07:00 01.03.), только САДн 104пдп на поддержку сводного отряда 6пдр и световое обеспечение боя за весь 29.02.-01.03. израсходовал более 1280 снарядов всех видов, одно орудие из десяти вышло из строя по техническим причинам, остаток боекомплекта на огневых позициях дивизиона составил менее 200 снарядов. Первоначально (столкновение разведдозоров и начало ночного боя) взрыватели ставились на удар, а затем дивизион перешел на стрельбу с установкой взрывателей на фугас.

Несмотря на огни артиллерии, сразу по завершению боя на позициях 6пдр, колонна НВФ продолжила свое движение и уже в светлое время суток 01.03. расположилась на днёвку в р-не южнее н.п. Сельментаузен –Дуц-Хоте и в самих н.п. Замыкание осуществляли два отряда :
как минимум до 09:00 01.03.2000 в районе боя 6пдр (южнее отм. 776, отм. 776 и подъем к отм. 776 от р. Абазулгол) один отряд НВФ занимался сбором трофеев, поиском и временным захоронением своих убитых, а также отчетными фото- и видеофиксацией ;
как минимум до ночи с 02.03. на 03.03. еще один отряд НВФ находился на оставленных позициях 1пдр в р-не Мидулхан, осуществляя наблюдение за районом и прикрытие рассредоточивающейся колонны, часть которой уходила далее на юг, а другая часть оставалась в р-нах Сельментаузен-Махкеты-Элистанжи для перехода к действиям малыми группами.

ЗАСАДА НА КОЛОННУ 245 МСП ПОД ЯРЫШ-МАРДЫ

ЗАСАДА НА КОЛОННУ 245 МСП ПОД ЯРЫШ-МАРДЫ
Бой у Ярышмарды — эпизод Первой чеченской войны, в ходе которого 16 апреля 1996 колонна 245-го мотострелкового полка российских войск была почти полностью уничтожена отрядом чеченских боевиков под командованием Хаттаба. Бой произошёл в Шатойском районе Чечни на расстоянии 1,5 км от моста через реку Аргун севернее села Ярыш-Марды и возле него
Сражение
Полковая колонна шла на Шатой по трассе Старые Атаги — Чири-Юрт — Дуба-Юрт — Дачу-Борзой — Ярышмарды.

Бой начался в 14:20, когда колонна полностью переехала мост через реку Аргун, а её головная часть проходила мимо Ярышмарды. Первыми были подбиты головная и хвостовая машины колонны. Командирская машина с первых минут боя была подбита, а старший колонны майор Терзовец П. Д. был убит.

В 14:40 командир 245 мсп подполковник Романихин услышал звуки разрывов, которые доносились из ущелья.
В 14:45 Романихин поставил задачу командиру разведывательной роты, находящейся в Аргунском ущелье на временных блок-постах, выдвинуться навстречу колонне, уточнить обстановку и при необходимости оказать помощь.
В 15:30 разведрота федеральных сил, выдвинувшаяся из блок-поста в Аргунском ущелье на помощь колонне 245-го полка, попала под сильный огонь и вынуждена была остановить продвижение.
В 16:00 командир полка высылает бронегруппу во главе с командиром 2 мсб, которому ставится задача обойти Ярышмарды, огнём танков и БМП уничтожить огневые точки противника и прорваться к колонне совместно с разведывательной ротой. Одновременно подполковник Романихин ставит задачу своему заместителю подполковнику Иванову, который находился под населённым пунктом Гойское с 1 мсб, выслать бронегруппу со стороны 324 мсп с той же целью.
В 16:50 командир 2 мсб доложил, что огнём танков уничтожил два пулемётных расчёта на южной окраине Ярышмарды и продвигается к колонне. В 17:30 он же доложил, что вышел к колонне. В это же время подошла бронегруппа со стороны 324 мсп.
В 18:00 бой закончился, вооружённые отряды чеченских боевиков прекратили огонь и покинули место боя.

Потери
Потери российских войск согласно докладу Л. Я. Рохлина составили 73 военнослужащих убитыми, 52 ранеными, уничтожены 6 БМП, один танк Т-72, одна БРДМ, 11 автомобилей. По другим данным убитых было 76 (Новая газета) или 95 человек (Казаков А. М.).
Потери боевиков неизвестны.

Общественный резонанс
Расстрел колонны 245-го гвардейского мотострелкового полка был предметом рассмотрения на заседании Государственной Думы Российской Федерации. 26 апреля 1996 года председатель Комитета Государственной Думы по обороне Л. Я. Рохлин в своём докладе возложил ответственность за гибель колонны на Министерство обороны и на руководство страны

Рассказ одного из участников боя:
Примерно в 14.00 тронулись. В 14.10 прошли Чишки и перед входом в ущелье дернули затворами. Аркаша говорит: “Смотри, одни женщины и дети”. А мне буквально вчера ребята из 324-го полка примету рассказали: “Если на дороге мужики, бабы и дети – все нормально. Если же одни бабы – кранты, скоро засада”.

Колонна растянулась на “тещином языке” (это серпантин такой). На нем наливники еле разворачивались, а уж МАЗы, которые неисправную технику тянули, вообще не знаю, как проходили. Все тихо, спокойно. Едем, анекдоты травим. Проехали Ярышмарды, голова колонны уже за поворот ушла, наливники мост через сухое русло прошли. И тут – взрыв впереди, смотрим – из-за пригорка башню танка подбросило, второй взрыв – тоже где-то в голове колонны, а третий как раз бахнул между впереди идущим и нашим наливником. Взрывом оторвало капот, повыбивало стекла. Меня тогда первый раз контузило. Аркаша уже из машины выбрался, а я в двух ручках двери запутался – ну, ошалел просто. В конце концов выпал из кабины. Огонь очень плотный, но я уже начал соображать и от наливника метров на 15 отбежал, несмотря на огонь духов. Нашел какое-то углубление в обочине, затолкал туда свой зад. Рядом боец-срочник залег. Первый шок прошел – наблюдаю, как дела обстоят. А дела неважные. Наливники встали на дороге. Ребята из взвода наливников отстреливаются во все стороны как могут, где духи конкретно, пока неясно. Аркаша из-под колеса своего наливника мочит в белый свет.

Тут мимо меня граната как шарахнет в наливник, что сзади нас шел. Наливник горит. Я прикидываю, что если он сейчас взорвется, то нам всем будет очень жарко. Пытаюсь понять, откуда же эта штука прилетела. Смотрю, вроде кто-то копошится метрах в 170 от нас. Глянул в прицел, а “душара” уже новую гранату готовит... Свалил я его с первого выстрела, аж самому понравилось. Начинаю искать в прицеле цели. Еще один “душок” в окопе сидит, из автомата поливает. Я выстрелил, но не могу с уверенностью сказать, убил или нет, потому что пуля ударила по верхнему обрезу бруствера на уровне груди, за которым он сидел. Дух скрылся. То ли я его все же достал, то ли он решил больше не искушать судьбу. Снова прицелом повел, смотрю, на перекате дух “на четырех костях” в гору отползает. Первым выстрелом я его только напугал. Зашевелил он конечностями активнее, но удрать не успел. Вторым выстрелом, как хорошим пинком в зад, его аж через голову перекинуло.

Пока я по духам палил, Аркаша горящий наливник отогнал и с дороги сбросил. Прислушался, вроде пулемет работает. Сзади что-то подожгли, и черный дым пошел в нашу сторону по ущелью, из-за него в прицел ни фига не видно. Прикинули мы с Дмитрием – так срочника звали,– что пора нам отсюда отваливать. Собрались и рванули через дорогу, упали за бетонные блоки перед мостом. Голову не поднять, а пулеметчик тем временем долбит по наливникам, и небезуспешно. Поджег он их. Лежим мы с Димой, а мимо нас в сторону моста течет речка горящего керосина шириной метра полтора. От пламени жарко нестерпимо, но, как выяснилось, это не самое страшное. Когда огненная река достигла “Урала” с зарядами для САУ, все это добро начало взрываться. Смотрю, вылетают из машины какие-то штуки с тряпками. Дима пояснил, что это осветительные снаряды. Лежим, считаем: Дима сказал, что их в машине было около 50 штук. Тем временем загорелся второй “Урал” с фугасными снарядами. Хорошо, что он целиком не сдетонировал, снаряды взрывами разбрасывало в стороны.

Лежу я и думаю: “Блин, что же это нами никто не командует?” Как оказалось потом, Хаттаб так все грамотно спланировал, что буквально в самом начале боя все управление, которое ехало на двух командно-штабных машинах, было выкошено огнем стрелкового оружия, а сами КШМ так и простояли нетронутые в ходе всего боя.

Вдруг во втором “Урале” с фугасными боеприпасами что-то так взорвалось, что задний мост с одним колесом свечой метров на 80 ушел вверх, и, по нашим соображениям, плюхнуться он должен был прямо на нас. Ну, думаем, приплыли. Однако повезло: упал он метрах в десяти. Все в дыму, все взрывается. В прицел из-за дыма ничего не видно. Стрельба беспорядочная, но пулеметчик духов выделялся на общем фоне. Решили мы из этого ада кромешного выбираться, перебежали в “зеленку”. Распределили с Димой секторы обстрела. Я огонь по фронту веду, а он мой тыл прикрывает и смотрит, чтобы духи сверху не пошли. Выползли на опушку, а по танку, который в хвосте колонны стоял, духи из РПГ лупят. Раз восемь попали, но безрезультатно. Потом все же пробили башню со стороны командирского люка. Из нее дым повалил. Видимо, экипаж ранило, и механик начал сдавать задом. Так задом наперед он прошел всю колонну и, говорят, добрался до полка.
Тогда считать мы стали раны

Прошел час с начала боя. Стрельба стала затихать. Я говорю: “Ну все, Дима, дергаем в конец колонны!” Пробежали под мостом, смотрю, сидят какие-то в “афганках”, человек семь, рядом два трупа. Подбегаем. Один из сидящих поворачивается. О, боже! У него черная борода, нос с горбинкой и бешеные глаза. Вскидываю винтовку, жму на спуск... Поворачиваются остальные – наши. Хорошо, я не дожал. Контрактник бородатый оказался. Он и без меня ошалевший сидит, заикается, сказать ничего не может. Кричу: “Дядя, я же тебя чуть не завалил!” А он не врубается.

В нашу сторону БМП “хромая” ползет, раненых собирает. Ей попали в торсион, и она так и ковыляет. Закинули раненых внутрь, вырулили на дорогу – вокруг машины догорают, что-то в них рвется. Перестрелка почти затихла.

Едем. Где-то ближе к Аргуну на дороге мужики кричат: “Ребята! У нас тут раненые. Помогите!” Спрыгнул я к ним, а машина дальше пошла. Подхожу к ребятам. Они говорят: “У нас майор ранен”. Сидит майор в камуфляже, со знаком морской пехоты на рукаве. Сквозное ранение в руку и в грудь. Весь бледный от потери крови. Единственное, что у меня было, – это жгут. Перетянул я ему руку. Разговорились, выяснилось, что он был замполитом батальона на Тихоокеанском флоте. В это время кто-то из ребят вспомнил, что в машине везли пиво, сигареты, сок и т.д. Я ребят прикрыл, а они сбегали притащили всего этого добра. Лежим, пиво попиваем, покуриваем. Темнеть начало. Думаю: “Сейчас стемнеет, духи спустятся, помощи нет, и нам – кранты!” Решили позицию получше выбрать. Облюбовали пригорочек, заняли его, лежим, ждем. Ребята из РМО мне обстановку показывают. Машины с боеприпасами духи пожгли из РПГ, а те, что с продовольствием, просто посекли из стрелкового оружия.
То ли помощь придет...

Заработала артиллерия, очень аккуратно, только по склонам, и не задевая ни населенный пункт, ни нас. Потом пришли четыре Ми-24, отработали по горам. Стемнело. Слышим, со стороны 324-го полка – жуткий грохот. Оказывается, подмога катит. Впереди Т-72, за ним БМП, затем снова танк. Не доезжая метров 50, он останавливается и наводит на нас орудие. Думаю: “Все! Духи не грохнули – свои добьют с перепугу!” Вскакиваем, руками машем – мол, свои. Танк покачал стволом, развернулся и как шарахнет в “зеленку” в 20 метрах от себя. С этой “подмоги” народу повыскакивало – по траве ползают, вокруг себя из автоматов поливают. Мы им орем: “Мужики, вы что ползаете? Тут же никого уже нет”. Оказывается, это была разведка 324-го полка. Подошел я к офицерам, говорю: “Что вы здесь-то воюете? В голову колонны идти надо!” А они мне: раз ты здесь был да еще и соображаешь, бери десять человек и двигай с ними, куда сам сказал.

Походил я, нашел разведчиков, и двинулись мы вперед. Я насчитал более сорока сгоревших трупов. Судя по тому, какие машины остались целы, у духов была четкая информация, что где находится. Например, медицинский МТЛБ вообще остался нетронутым, только механика из стрелкового оружия завалили, а ЗУшка за ним буквально в сито превращена. Потом мы интересовались, почему помощь пришла так поздно: если бы они пришли на час-полтора пораньше, то в голове колонны кто-нибудь да уцелел бы, а так там до последнего один БРДМ сопротивлялся, в котором почти всех поубивали.

Как рассказали потом парни из 324-го полка, когда они доложили, что в ущелье мочат нашу колонну и неплохо бы рвануть на помощь, им ответили, чтобы не дергались и стояли, где стоят. Помощь пришла к нам спустя два с половиной часа, когда уже все было кончено.
https://superwebmaster.mirtesen.ru%2Fblog%2F43102089110%2FZasada-na-kolonnu-245-MSP-pod-YAryish-Mardyi&post=-46943161_390275

=============================

еще на эту тему
http://www.pravda-nn.ru/archive/number:913/article:14696/

Зачем вводят спортивные санкции?

Оригинал взят у amfora в Зачем вводят спортивные санкции?
Чем ближе к Олимпиаде, тем выше накал страстей, связанных с отстранением российских спортсменов и чиновников от поездки в Рио.

В истории уже принимают участие и IAAF (Международная ассоциация легкоатлетических федераций), и WADA (Всемирное антидопинговое агентство), и МОК, и международный спортивный арбитраж. А мелких участников вообще не счесть.

Дело даже вышло за пределы Олимпиады - МОК сегодня принял решение о том, что прекращает сотрудничество с Россией в организации любых спортивных мероприятий. Это значит, что в подвешенном состоянии оказываются самые разные чемпионаты, которые планировалось проводить в ближайшие годы.

В общем, спортивно-допинговая война принимает самый масштабный характер.

То, что все эти санкции, отстранения, скандалы и расследования имеют политический подтекст, давно уже ни для кого не секрет.

Но с чем связан такой накат?

С тем, что Россию не удалось сломить экономическими санкциями?

Collapse )

Допинг для Овертона

Оригинал взят у amfora в Допинг для Овертона
В допинговых делах, которые используются для отстранения наших спортсменов, а возможно даже всей сборной от Олимпиады в Рио и других крупных спортивных мероприятий, есть один интересныйэффект, на который хотелось бы обратить особое внимание.

Многие слышали такой термин как "окно Овертона".

Но что это за окно на самом деле?

Начнем с определения:

"Окно Овертона (также окно дискурса) - рамки допустимого с точки зрения общественной морали спектра мнений в публичных высказываниях."

Попробую пояснить на примерах.

Collapse )

Олимпиада. Закрытие

Оригинал взят у el_murid в Олимпиада. Закрытие
Поведение России в ситуации с Олимпиадой в очередной раз подтверждает правило: из всех плохих выходов наши бонзы выбирают все.

Если бы дело касалось только спорта и этой конкретной Олимпиады, все можно было бы списать на субъективнй человеческий фактор - ну вот министр спорта у нас глуп, нужно провести очистительно-оздоровительные мероприятия, кадровые перестановки, и все наладится.

Проблема в том, что аналогичная ситуация с невнятностью решений, постоянным запаздыванием во всем и постоянно засунутой головой в песок наблюдается во всех сферах деятельности нашей номенклатуры. Что можно требовать с чиновников, если стиль президента - загадочно исчезать в непонятных и сложных ситуациях и включаться в них на этапе последствий.

Лучше всего у наших получается разводить руками. В этой спортивной дисциплине мы занимаем весь пьедестал.

Жучковский: О вооруженных силах Украины и ЛДНР

Оригинал взят у chervonec_001 в Жучковский: О вооруженных силах Украины и ЛДНР
Жучковский:



На прошлой неделе я написал небольшой текст об ополчении Донбасса. Речь шла о том, что преждевременно говорить о полноценной армии ДНР и ЛНР (само по себе разделение на "две армии" уже не в нашу общую пользу) и по сути это до сих пор народное ополчение. Также я констатировал очевидный факт, что при задействовании украинцами ВСЕХ имеющихся сил и средств ополчение без помощи РФ долго не продержится.

Этот текст подхватили украинские СМИ, по своему обыкновению извратив суть сказанного, - якобы, я смеюсь над нашими "немощными" вооруженными силами и "признаю", что на Донбассе воюет российская армия, а не ополчение. Нет, ВОЮЕТ два года именно ополчение (местных в котором до 80%, остальные - с других регионов Новороссии, добровольцы из РФ и других государств), а Россия ПОМОГАЕТ воевать - т.е. поддерживает материально и приходит на помощь в критические моменты, как в августе 2014-го.

Но разумеется я сейчас пишу не для полемики с украинской прессой (это было бы глупо). Мой текст прокомментировал автор Сегодня.ру Константин Щемелинин.
На мой взгляд, автор незнаком с подлинной ситуацией в ВСН и ЛДНР, поэтому его рассуждения носят отвлеченный характер. Но поскольку этот комментарий широко разошелся по нашим ресурсам, целесообразно по нескольким пунктам Щемелинину возразить. Сложно "не заморачиваться", когда текст автора разошелся по ресурсам с аудиторией в сотни тысяч людей.

Collapse )