Omega45 (omega45) wrote,
Omega45
omega45

Россия, Новороссия и Сирия (Часть II)

Оригинал взят у chervonec_001 в Россия, Новороссия и Сирия (Часть II)
Возвращаясь к недавнему интервью Игоря Ивановича: Игорь Стрелков: Россия, Новороссия и Сирия
Теперь готова и текстовка.

Игорь Иванович Стрелков отвечает на актуальные вопросы по ситуации вокруг России, Новороссии и Сирии. Беседу ведёт начальник штаба движения Алексей Сороковой.
Первая часть интервью здесь



ЧАСТЬ II

А.С.: От нашего движения порекомендовать имебщимся российским властям раз они помогают Новороссии различными видами гуманитарной помощи обратить внимание на реальные проблемы, которые там существуют.

Игорь Стрелков: На сколько мне известно, допустим по крайней мере российские спец службы прекрасно эти проблемы знают. Но политическое наше руководство не желает все делается даже если что то и делается всё делается крайне я еще раз вернусь к ситуации в Сирии. Сирии надо было помогать как сейчас четыре года назад. Ну может быть три. Самый край два года назад.

Та российская помощь, которая сейчас туда идет она была крайне необходима и могла перевесить чашу весов на сторону Асада. Сейчас этого крайне недостаточно. Она опоздала ну просто колоссально.

Два года назад Асад контролировал большую часть страны. Сейчас он контролирует меньшую часть страны. Значительная часть населения потеряна. Потерян второй по величине город. Сирии. Оставлены очень многие базы военные. Стратегически важные. Фактически бои, фактически сейчас, без учета российской помощи сирийская армия находилась в состоянии поражения.

Во первых она по сравнению с довоенным периодом сократилась вдвое просто по численности. Ну, правда без учета это всё равно милиция всего лишь.

Во вторых они просто везде отступали. Везде отступали, терпели поражение. И как сейчас без полномасштабного ввода контингента российского действительно там десятки тысяч там потребуются для того, чтобы зафиксировать ситуацию и её перемолоть. Переламывать противника, переламывать ситуацию в Дамаске. Я не знаю. И в результате мы катастрофически опоздали. Просто катастрофически опоздали.

А.С.: С чем вы связываете нерешительность российских властей?

Игорь Стрелков: Я считаю, что конечно же – это связано с имущественными и бизнес интересами нашей элиты. Наших олигархов поэтому в общем то это объективная правда. И от этого мы никуда не уйдем. Все бизнес интересы нашей страны они являются интересами властей сырьевого придатка для западной экономики.

А.С.: Получается надо работу по провозглашенному Путиным курсу по деофшоризации

Игорь Стрелков: У нас можно провозглашать какие угодно курсы. Но без реальных внутренних реформ, без кадровых реформ ничего не будет. А собственно говоря. Нас пытаются проводить типо патриотическую внешнюю политику. При полном отсутствии такой же политики внутри страны. У нас провозгласили то, что мы стремимся к суверенитету.

Но дальше слов дело не пошло, собственно говоря, кстати, Новороссия и Украина – это наиболее яркий показатель, потому что там нужно реально было отвоевывать российский суверенитет. Не фейково за тридевять земель. Российские войска в чужую войну, в гражданскую. Тем более на стадии, когда её уже выиграть я считаю невозможно. Но это отдельные вопросы. Очень серьезные. Его надо будет коснуться. На мой взгляд. Почему эту войну, как её можно выиграть и почему её не может выиграть современная Россия. Но реально это

А.С.: А может быть нам вместо направления людских контингентов в Сирию направить туда оружие?

Игорь Стрелков: Это уже ничего не решит. Там не та война, где что то может решить высокоточное оружие. Тем более не говоря уже о том, что высокоточным оружием должны пользоваться специалисты, специалисты должны просто находится, спокойно выполнять свою работу. Под надежной охраной и общевойсковых частей, а у Асада самая главная проблема – отсутствие пехоты. Отсутствие мотивированной, дисциплинированной, массовой пехоты.

Вот у противника огромное количество огромный ресурс мобилизационный. Поскольку там по разным цифрам от шестидесяти до семидесяти процентов населения Сирии суниты. То есть, это представители той конфессии, которые представляют и остальные исламисткие организации, там большая часть, девяносто процентов вооруженных позиций. Если не больше. То есть, это их мобилизационная база. Даже если не все они поддерживают радикальных исламистов тем не менее воевать против них они точно не будут, опять же за редким исключением. Подтверждающим правило.

Часть городского у нас населения действительно может быть в какой то степени готово поддержать Асада. И поддерживает его. Но это относительно небольшой процесс от общей массы сунитов. А оставшиеся тридцать – сорок процентов – это это ассирийцы. Это христиане. Это собственно ловиты, десять процентов населения.

Вот мобилизационный ресурс Асада. Он уже исчерпан. Он уже давно исчерпан. Больше того, сирийская армия после четырех лет безнадежной войны и ряда поражений в значительной степени деморализована. Поддержать её высокоточным оружием абсолютно бесполезно. Там нужны для того, чтобы переломить ситуацию, нужны массовые войска. То есть, там нужно соединения, общевойсковые соединения, поддерживаемые авиацией, артиллерией, способной наступать.

Вести общевойсковые наступательные операции. Общевойсковые оборонительные операции. Причем не только их проводить, но еще после этого брать под контроль. И защищать территорию. То есть, реально речь идет о том, чтобы победить сейчас в Сирии России нужно ввести туда тысяч сто, наверное, при чем реально, общевойсковую, полноценную армию, со всеми своими с тылами, с ПВО, с авиацией, с артиллерией, с танками, которые будут решать задачи по зачистки территории.

А.С.: А как вы считаете, вот тот метод, которым пользуются американцы, когда сначала разбомбить всех, а аллах потом разберется где свои, где чужие.

Игорь Стрелков: Дело в том, что во первых, нам не дадут такого счастья, первый же удар российской авиации по так называемому мирному населению, по настоящему мирному и по так называемому вызовет такой вопль в мире. Американцам можно делать всё, что угодно. Никто этого не заметит, потому что основное средство массовой информации мировые у них в руках. Нам этого никто не позволит сделать. П

ервый же убитый гражданский человек в ходе российского налета будет представлен в качестве для очень многих, не говоря уже о том, что бомбить в этом случае придется мусульман – сунитов, в большая часть мусульман на территории самой России – тоже суниты. И получается, что мы фактически ввязываемся в войну против пусть радикального, но ислама. Ну, блестящая мысль, ничего не скажешь, просто блестящая, вместо того, чтобы как раз три четыре года назад массировано помочь Асару Асаду оружием и советниками, массировано, когда это могло иметь значение, мы сейчас сами влезаем в войну, которая неизвестно к чему приведет.

А.С.: То есть, у нас ситуация патовая?

Игорь Стрелков: У нас ситуация патовая, потому что мы себя загоняем в патовую ситуацию. Вот сейчас реально, вот представьте себе, допустим, даже решили создать стотысячный контингент. Ну, примерно равный тому, той численности войск, которая у нас была в Афганистане. Где советская армия могла проводить действительно серьезные, боевые операции. Зачищать целые районы от маджахедов, правда это ни к чему не приводило, как только власть передавалась местным афганцам тут же маджахеды обратно возвращались. Через какое то время. Тоже самое будет и в Сирии.

Допустим, у нас стотысячная армия, как мы её будем снабжать. Вот как. Только по морю, через проливы? Ну, это безумно дорого, и самое главное, всего этого будет недостаточно. Хорошо, мы умудрились её сосредоточить и снабдить.

А что у нас здесь, в России останется. У нас сейчас сухопутные войска – это двести пятьдесят, ну может быть больше двести восемьдесят тысяч человек. Ну, может триста. Сейчас может быть наращивание идет. Я не знаю, я не владею цифрами. Но я подхожу с точки зрения пусть военного который хоть как то немножко темой всё таки владеет. Без цифр естественно.

Вот сто тысяч мы самых боеспособных войск загоним в Сирию, а здесь что останется? А что останется, если Украина действительно перейдет в наступление. Она армию не распустила, кто будет защищать Донбасс? Или мы Донбасс сдаем как отыгранную карту и типо вот сами корпуса пусть сами себя защищают? Ну, даже без Донбасса. Возникнет какая-либо угроза. В Таджикистане. В Киргизии. Где нибудь еще в нашем подбрюшье исламском. Кто туда поедет воевать? То есть, фактически, мы отправляем в Сирию.

Если мы вводим стотысячный контингент, потом Турция закрывает проливы и этот контингент оказывается вообще отсечен от России. Ему некуда деваться вообще. По воздуху простите его даже вывести невозможно. Мы что там создаем там армию Паулиса? В Сирии, специально, заранее. Немцы не были такими авантюристами. Они по крайней мере наступавшая шестая армия на Сталинград, она хотя бы фланги с итальянцами прикрывали. Плохо прикрывали, но тем не менее. И были железные дороги, а мы?

У нас даже в общем то если говорить о нашем Черноморском флоте, Среднеземноморской эскадре, то это жалкие ошметки того, что было при СССР. Ну, ладно, оставим хорошо, допустим, с Американцами договорились, допустим, все проблемы логистики на море мы решили. А как воевать в самой Сирии? То есть, мы будем вести наступательные операции, полномасштабные. Против противника, который намного сильнее американских маджахедов, и которого снабжают всем необходимым вооружением Турция, Соединенные Штаты, Саудовская Аравия. У которой свои группировки. То есть, это будет полноценная война.

Это вам не Чечня. Чечню то еле еле задавили. А это огромная территория, которую надо контролировать, это огромные города, которые надо будет штурмовать. Потому что как можно допустим победить в Сирии, не захватив допустим А это огромный город. Это огромный город, если не ошибаюсь, там было толи пятьсот, толи шестьсот тысяч населения. Толи даже миллионы. Сейчас наверное больше. Кто его будет штурмовать? Сирийская армия неспособна штурмовать. Она вон до конца не может очистить. В течении многих лет уже. Кто будет побеждать? То есть, как победить? Нет, можно и двести тысяч загнать туда. Но здесь встает вопрос. Если мы туда начинаем воевать всерьез. То есть рассчитывая на победу, то в нынешнем состоянии это для нашей экономики станет ну просто

А.С.: И плюс еще проблема

Игорь Стрелков: Извините, СССР на Афганистан потратил огромные деньги. Откуда возьмет их нынешняя Россия. СССР был намного богаче. Рубли печатал, а не привязывал к количеству продаж нефти.

А.С.: Ну, может быть нам пора уже самим печатать свои рубли?

Игорь Стрелков: Нам много чего пора. Просто подчеркиваю. Опять мы влезаем в серьезнейший конфликт военный, отнюдь не легкую прогулку. Там её просто не будет. Там это будет многомесячная, а может быть даже многолетняя война, причем совершенно с прогнозируемым исходом. Исход афганский. То есть, не сумев там победить, через какое то время нам придется оттуда уходить. Или надо будет воевать так, что извините, как в великую отечественную, положить огромное количество наших русских ребят, огромное количество техники. Перенапрячь экономику. То есть, цена победы кажется вот несоответствующей цели.

Ну, ладно. Вот представим. Но всё это производить в условиях, когда российская экономика глубоко во первых мирная, не переведенная на военные рельсы, во вторых целиком привязана к западу. К поставке энергоресурсов на Запад. То есть, в любой момент у нас просто центробанк соединенных штатов может сгенирировать финансовый кризис с дикой инфляцией. Просто в любой момент. Просто переключит рычажок. И у нас доллар за двести, легко. Просто за счет, даже не за счет цен на нефть, а за счет каких то там валютных спекуляций.

Сбой организует нам компьютерный и всё. Они это могут. В этих условиях вести серьезную войну просто невозможно. А мы в неё собираемся, это серьезная будет война. Не маленькая. Либо вариант, конечно, остается, что туда введут только отдельные спецподразделения. Которые там уже есть. Туда введут какие то которых у нас с гулькин нос. А по численности там совсем ничего. Туда введут какое то количество авиации. И когда всё это не сработает, всё это оттуда выведут. Вот такой вариант. Но это всё равно будет поражение. Мы лезем в ловушку. Условно говоря, которую сами даже ее не расставляем мы сами туда лезем.

А.С.: Есть у вас какой нибудь метод решения данной ситуации? Который мог бы вот

Игорь Стрелков: Алесей Викторович, это безответственно с моей сторон давать советы таким великим деятелям, которые это придумали. Во первых, сумасшедшему давать советы бесполезно. Сами понимаете. Если сумасшедший куда то уперся, маньяк, он прет и его можно там только остановить только дав палкой по голове. Еще чего то. Естественно. Какие советы? О чем? Это безумие. Просто безумие. Отказавшись воевать за нашу Украину, которая является ключевым к возрождению суверенной России. Мы лезем воевать в колониальную какую то чужую гражданскую фактически гражданскую войну. За три моря. Это просто безумие. При этом не будучи совершенно готовыми к последствиям этой войны. Ну, совершенно.

А.С.: Тогда верховному главнокомандующему необходимо срочно поменять таких советников, которые дают такие советы. Безумные.

Игорь Стрелков: Ну, во первых, давайте дождемся что он будет двадцать седьмого или двадцать восьмого будет говорить. Что он скажет. Потому что прежде чем расценивать действия главнокомандующего надо его хотя бы услышать. Что он думает сам по этому поводу. Пока я ни одного его заявления по Сирии не слышал. Пока только идет мощнейшая, трескучая пропаганда абсолютно какая то фейковая. О том, что надо срочно спасать Сирию. Надо спасать мир от исламской угрозы.

Вы сначала бы с исламской угрозой у себя сначала справились. Потому что радикальный ислам у нас во многих регионах очень хорошо пророс. И никто с ним толком никак не боролся. Так и не борется. Это я могу как специалист сказать. Достаточно хорошо знаю ситуацию в башкирском Зауралье, по целому ряду районов Татарстана. Серьезной борьбы с у нас в России не ведется. Потому что в рамках нашего очень либерального законодательства просто У нас ведется борьба с то есть ваххабизм и это собственно говоря если немножко не то чтобы утрировать, но упростить, разница между и ваххабитом только в том, что оба за всемирный Джихад, но ваххабит должен начинать Джихад сразу.

А салафит, салафиту предписано начинать джихад только тогда, когда есть шансы на победу. Вот и всё. То есть, когда сил достаточно, чтобы одержать победу. До этого салафиты должны вести мирный джихад. А не военный. Но как только они сочтут себя в силах, они должны переходить к военному Джихаду. Всё. Вся разница. Салафизм у нас достаточно хорошо процветает. А с ваххабитами как то успешно более менее боремся. Но это как бы отступление небольшое.

А.С.: Понятно. Тогда что. Тогда ждем развития событий в Вашингтоне, в ООН.

Игорь Стрелков: Не в Вашингтоне всё-таки, в Нью-Йорке, по моему.

А.С.: В Нью-Йорке, да, смотрим, что говорит наш верховный главнокомандующий.

Игорь Стрелков: Ну, смотрим, что говорит. Если по некоторым признакам типа должна быть создана некая коалиция. вот американцы, которые породили, вооружили, создали, которые с ним боролись только так вот ну фактически, у которых есть вооруженные силы в этом районе и достаточно большие. В Ираке, в Афганистане. Они от этой борьбы уклоняются. А честь проливать кровь и экономически обрушивать всё то, что еще не обрушено, они предоставили нам.

Замечательно. С кем коалиция, кто с нами будет воевать. Кто будет проливать против кроме остатков сирийской армии. Ну не остатков, но тем не менее и обескровленной в значительной степени. Кто? Саудовская Аравия? Да она в Йемене воюет. Ей не до этого. Кроме того, она же турки? Которые снабжают? Нет. Не будут. Кто будет с нами в коалиции? Израиль может быть? Нет. Израиль воюет только за свои интересы. Ни с кем в коалицию не вступая. Надо отдать им должное. Если они и будут с нами в коалиции, то только отсюда и до обеда, до того момента, пока им будет выгодно. Так с кем у нас будет коалиция? С НАТО? Может с Украиной у нас коалиция будет.

Против ну просто вот более у нас вся политика превратилась в спецоперации причем настолько непрозрачные и настолько провальные в итоге по результатам, которые пытается пропаганда объяснить. У нас нету абсолютно никаких вменяемых целей. Во внешней политике. Если мы решили восстанавливать суверенитет то последнее, что надо было делать – это лезть в гражданскую войну с Сирией. Вот самое последнее. Вот в чистом виде.

Только еще в ухудшенном варианте – это конфликт в Корее и вокруг полуострова перед русско-японской войной. Тоже за тысячи километров, но там хотя бы граница России была рядом, противник по крайней мере Япония – сама напала на нас. Не мы туда влезли. А она на нас напала всё таки. Хотя можно было миром решить. Но были амбиции. И было мы всех победим тоже была мощнейшая пропаганда. Когда нас разбили в хлам. Какие то япошки, как тогда говорили, как называл Драгомиров. Бывший начальник генерального штаба. Война с гоекаками. Тогда были гоекаки, а сейчас у нас гоекаки в десятой степени. Просто авантюра, самая натуральная авантюра. Безумная авантюра. Ну, ладно. Это я уже начал повторяться.

А.С.: Ну, тогда наверное на сегодня у нас тема исчерпана. Которую мы хотели обсудить.

Игорь Стрелков: Хотел я еще как бы обсудить еще небольшой вопрос непосредственно касающийся нашего движения. Раз уж мы здесь. Как говориться находимся. Алексей Викторович, осветите, пожалуйста, как начальник штаба ответственный за всю техническую часть работы нашей организации как вы оцениваете сейчас задачи наши основные, перспективы нашей работы гуманитарной. Помощи именно мирным жителям Донбасса.

А.С.: Ну на данный момент в общем то мы делаем всё то, что провозглашали еще в прошлом году. То есть, кормим людей, мирных жителей, детей. Сирот, перевозим им эту еду из России, перевозим одежду. Перевозим средства какие то для обучения детей. Канцелярские товары, которые сейчас будут перед первым сентября активно получаемые нами от наших благотворителей. То есть, основная наша задача, которая нами была поставлена, так она и в общем то и не менялась.

Это выполнять тыловые функции для мирного населения Донбасса, привозить всё то, что может быть необходимо. В том числе и стройматериалы некоторые мы привозили. В общем, всё, что нам выдают наши благотворители. Другой вопрос, что финансовые средства у нас не очень много. Ну, появляются периодически и добрые люди. И начиная от рубля и там до нескольких тысяч рублей переводят нам для этой деятельности или просто сами закупают продукты питания, одежду, инвентарь.

То есть, в принципе, на данный момент тот график, который мы выстроили. Дважды в месяц отправка наших машин на Донбасс и доставка в обе республики и в Донецкую и Луганскую – это мы всё делаем. Жалко мало объемов. Значительно меньше, чем у белых камазов. Вот и поэтому наших сил недостаточно. Чтобы весь Донбасс накормить. Хотелось бы.


Игорь Стрелков: Хотелось бы в данном случае сразу уточнить. Может быть не для нас, мы с вами этот вопрос знаем, а для зрителей. Почему не смотря на количество такое внешней кажущейся белых камазов нуждается, есть нужда в гуманитарной помощи. Условно говоря, от общественных организаций.

А.С.: Вы знаете, Игорь Иванович. Вот на базе того, что я лично видел и слышал, когда сам ездил в Донбасс. И учитывая опять таки те правила, которые сейчас там существуют. А там целых два министерства есть, центр управления восстановлением в Донецкой и Луганской республике, которые очень внимательно следят за тем, как мы привозим грузы и всё дело пересчитывают, переписывают, отчетность от нас требуют.

Ту, которую положено им предоставить, чтобы видеть, что всё, что мы привезли мы не на базар с вами привезли, а раздали людям. Вот при всём при этом, вроде бы инфраструктура имеется. А упорядоченных информации о том, какие реальные проблемы сейчас существуют в республиках особенно у прифронтовых городов. Этой информации к сожалению нету.

Я как начальник штаба постоянно сталкиваюсь с тем, что у нас идут заявки буквально от всех и от частных жителей и от организаций и от детских всяческих значит садов и школ и от городских властей городов, где есть проблемы, связанные с вот последствиями обстрелов, с гуманитарной катастрофой, произошедшей на территории Донбасса. И все эти заявки, обычно, когда мы собираем, мы пытаемся их своими силами естественно удовлетворить, при этом я каждому заявляющему всегда спрашиваю, а вы обращались в ваши органы власти, выше, в Луганск, в Донецк. Машут рукой и говорят, что да обращались, но толку никакого нету. Либо нету ответа, либо ответ не соответствует вопросу.


Игорь Стрелков: Нет, ну а всё таки, если говорить о белых камазах. В чем причина.

А.С.: На мой взгляд у белых Камазов не хватает полностью налаженной системы контроля от границы от момента формирования до доставки до склада

Игорь Стрелков: Может быть, мы всё таки скажем о том, что во первых количество этих камазов просто недостаточно. Для всего населения, то есть, сколько конвоев не сформируй, но кормить двух с половиной милионное население

А.С.: Ну, это очевидно. Конечно.

Игорь Стрелков: Ну, вот наверное действительно, может быть стоит сформулировать таким образом, что даже то, что поставляется, это всё таки не малая помощь, нету нормального освещения в средствах массовой информации, ни республик, ни российских как эта помощь распределяется реально. Ну, не будем говорить воруют.

Мы можем об этом говорить, что воруют. Но тем не менее я так понимаю, белыми камазами обеспечивается питание регулярного ополчения. Потому что мы не можем накормить, теоретически, мы могли бы обеспечивать один батальон, взять один батальон. Больше никому не помогать. И, может быть, впроголодь мы их накормили. Но остальным то армиям Новороссии надо кормиться. А она не сеет не жнет. Вот. Не производит.

Во вторых, естественно, что там какие то стройматериалы, буровые установки, всё прочее. Это идет из России. И всё это распределяется. Но власть неспособна наладить всё это происходит действительно в тумане. И туман этот напущен для того, чтобы легче было украсть что то оттуда. Или просто это неспособность организовать нормальное освещение. Отчитаться перед людьми. Которые ждут этой помощи. Вот это большая проблема.

А.С.: Да и нету абсолютно прозрачных механизмов, нету простейших реестров потребностей различных организаций. Которые можно было бы и нам в России оценивать. И как нашим благотворителем отдельным, частным. Так и нашим государственным властям. Которые занимаются гуманитарной помощью. Ну и опять таки, наш пример собственный. Мы наши поставки от движения Новороссия все изначально полагаем, как адресные. У нас нету безадресных с вами грузов.

Мы всегда уже в Москве знаем, кому мы отправляем груз. И это получается, что получатель груза контролирует его проход. Контролирует, ждет его. А с точки зрения белых камазов у нас идет опт. Оптом завозится. Оптом складируется куда то. Вопрос потом куда доходит. Потому что наши так сказать клиенты, наши люди, которые у нас просят помощи и получают её. Постоянно говорят, что до них не доходит. То есть, надо налаживать адресность. Для белых камазов.


Игорь Стрелков: Мне кажется, что может быть налаживать адресность, с другой стороны увеличивать объем, но наверное, вы согласитесь со мной, что по большому счету никакие гуманитарные организации, никакие гуманитарные государства конвои проблемы не решат.

Решить проблемы Донбасса, помочь, то есть, Донбассу решить свои проблемы могла бы только Российская федерация тем или иным образом создав с одной стороны таможенную границу с Украиной на территории Донбасса. Чтобы российская помощь не уходила дальше тех районов, которые контролируют Донецк и Луганск.

А с другой стороны открыв ту же самую таможенную границу с Россией, чтобы Донбасс мог поставлять реально свои продукты на территорию России, они есть и они конкурентно способны. Поскольку они дешевые. А с другой стороны завозить туда без наценки российские товары.

А.С.: Я с вами соглашусь, действительно есть и примеры тому есть. И производства.

Игорь Стрелков: Опять возвращаемся, опять упираемся в ту же самую стену, в которую упираются всё остальное, что пока республики не признаны, пока не рассматриваются российским властями, как часть Украины, находящиеся в правовом поле Украины. Естественно, всё это решительно возможно. Дальше, наша песня хороша, начинай сначала. Опять побежали по кругу.

А.С.: Ну, надо признавать по быстрее. Наверное так.

Игорь Стрелков: Ну, наверное, надо и признавать, но для того, чтобы признать надо окончательно решить, кто у нас сидит в Киеве, дорогой, уважаемый партнер, одновременно у которого общий бизнес с нашим послом Зурабовым. Или представитель ярый русофоб. Каратель. Кровавый диктатор. Фактически.

А.С.: ну, давайте тогда на какой то другой ноте закончим нашу беседу.

Игорь Стрелков: Я хотел бы по вашему, как по вашему, что наиболее сейчас необходимо не с точки зрения допустим гуманитарной, непосредственно, продовольственных поставок, а какого либо оборудования или что вот в чем сейчас население Донбасса с учетом разорванности обоих республик практически на части. Испытывает наибольшую потребность. Какого оборудования.

А.С.: У нас постоянно запрашивают и мы кстати помогали – это оборудование необходимое для снабжения воды. Это оборудование трубы, насосы.

Игорь Стрелков: Почему такая ситуация?

А.С.: Ну, как бы вы знаете хорошо, чем может быть другие люди, что фронт проходит в районе речки Северный Донец. И соответственно водозабор был там. И после обстрелов все инженерные сети пришли в негодность. И воды, которая раньше забиралась из реки её недостаточно.
То есть, она не может быть доставлена в города, находящиеся в тридцати, в пятидесяти километрах, от этой реки, по тем инженерным сетям, которые были разрушены. Поэтому на нас выходят мэры городов с просьбой помочь им снабдить население артезианской водой.
То есть, есть уже где то скважины. Есть где то желание эти скважины пробурить, по мимо всего прочего существуют еще и проблема фильтрации данной воды, потому что очень много вод связанных с близким расположением шахт. Они значит, эти воды не совсем пригодны. Они технические. Их надо фильтровать. Отсюда запрос опять таки на фильтры.


Игорь Стрелков: Ну, естественно. Хотелось бы добавить к этому, что мы как движение неспособны практически ни один этот заказ исполнить. По одной простой причине – нужны крупные производители, которые могли бы это оплатить самостоятельно, произвести, отправить. Мы могли бы помочь в этом отношении

А.С.: В качестве доставки

Игорь Стрелков: В качестве доставки и чтобы доставка была и чтобы это оборудование попало только именно тем, кто в нем нуждается в самую первую очередь. Больше мы ничем помочь, к сожалению.

А.С.: Я со своей стороны могу только призвать, чтобы благотворители российские, которые обладают такими объемами и ресурсами способностей по помощи Донбассу не были энертны и обращались к нам, мы готовы содействовать и помогать.

Игорь Стрелков: На самом деле да, может быть, стоит подвести итог, нашей немного сумбурной конференции. Поскольку мы не профессионалы с Алексеем Викторовичем и наша студия в данном случае не профессиональна. Поэтому у нас немножечко всё получилось как на хорошем любительском уровне. Поэтому может быть нас кто то услышит. В любом случае и касаясь ситуации в Сирии и касаясь ситуации на Украине и касаясь ситуации гуманитарной в Донбассе. Мы считаем необходимо высказывать свое мнение.

Вот. Это просто наш долг. Больше от нас мало что зависит. Если вообще что то зависит.

Но высказать, прямо сказать о том, о чем ни скажут ни распиаренные и размноженные телевидением политологи многочисленные, которые везде бьют в барабаны и издают один сплошной гигантский вот мы не можем не возразить, сказать честно, какие проблемы нас ждут с самом ближайшем будущем. Ну, будем надеяться, что это не последняя конференция и думаю, что вопрос Сирии мы еще отдельно разберем, на уровне наших частично дилетантских, но тем не менее знаний. После того, как окончательно определится Российская политика. После речи президента. В Нью Йорке.

А.С.: Ну а сейчас попрощаемся с нашими зрителями. До свидания.





  

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments