Omega45 (omega45) wrote,
Omega45
omega45

О мотивах сирийской кампании

Оригинал взят у salery в О мотивах сирийской кампании
Как мне кажется, все глупости, которые приходится слышать (в т.ч. и сейчас конкретно про Сирию), проистекают из двух вещей: люди либо не понимают, что поведение зависит от базовых установок акторов, каковые определяются их сущностью (и потому сильно варьироваться не могут), либо заблуждаются относительно самой сущности этих конкретных акторов.

Речь в данном случае об определяющей интересы и поведение внутренней сущности, а не о степени их умственных способностей; хотя относительно последнего заблуждения тоже распространены, но это другая тема. (В свое время меня очень забавляло представление о наличии в РФ-ных верхах некоего «хитрого плана» по укровопросу: от людей, по тупости и лености ухитрившихся проморгать крупнейший лимитроф (из-за чего пришлось совершать импульсивные действия, загнавшие их в совсем уж неприятную для них ловушку), ожидались какие-то еще более мудрые замыслы. Но и обычно при наличии веры в ту или иную (ну хоть какую-нибудь евро-американскую) власть реакция на ее зримые провалы вполне привычна: «Но не могут же они быть ТАКИМИ дураками – это они хитрят».)

Так вот базовые установки правящего слоя, сформировавшегося в РФ после 91-го и вполне довольного своим положением, состоят в том, чтобы этому положению ничто не угрожало, чтобы им не мешали «хорошо жить», чтобы была «стабильность». Поэтому никакие великие замыслы типа собирания «русского мира», «возрождения Великой России» и т.п. (предполагающие инициативную конфронтацию с частью внешнего мира) им по определению свойственны быть не могут (не стоит, как некоторые склонны, им тут льстить). И при всяких неприятностях с внешним миром первое и неизменное стремление – ДОГОВОРИТЬСЯ И ЗАМИРИТЬСЯ, чтобы продолжать жить, как жили.

Сущность этой политико-экономической элиты изменить невозможно, можно только «разменять» ее саму, подвергнув, например, массовым репрессиям. Но поскольку ни малейших поползновений на что-то подобное (что в ином случае как минимум года два назад уже последовало бы) не наблюдается, то надо исходить из того, что поведенческие стереотипы власти останутся неизменными, и ожидать только того, что можно ожидать от людей, разжигающих в своем населении ненависть к странам, в которых они сами держат свои семьи и собственность.

В конфронтацию с Западом (ни за «консервативные ценности», ни против «мирового капитала», ни во имя «возрождения России») Путин никогда вступать не собирался; будь иначе, он совершенно по-другому вел бы себя и на Украине (и в канун переворота, и в апреле 2014), и в Сирии (где вмешательство, подобное нынешнему, в 2012 г. реально помогло бы Асаду «закрыть вопрос»), и сейчас реально озабочен лишь тем, чтобы «замять» вовне крымский вопрос, так выручивший его внутри страны. Получи он от США твердые гарантии забвения, Донбасс давно был бы сдан не только по букве, но и по факту, а о нынешней поддержке Сирии не было бы и речи.

Но понятно, что всерьез замиряться (так, чтобы оппонента, хорош он или плох, оставить в покое) стоит только с тем, кто может причинить тебе сколько-нибудь крупные неприятности; с мелким же пакостником мириться не имеет смысла – зачем, если его можно гонять до полного раскаяния. Поэтому Путин вполне разумно (в отсутствии элементарного-то здравого смысла ни РФ-ной элите, ни ему в особенности отказать нельзя – без того они не были бы даже тем, что они есть) стремится показать, что он такие неприятности доставить может (и он это действительно может - и гораздо больше, чем многие полагают, а лишенный надежды на замирение – то и такие, что…).

Поэтому не стоит пробавляться нелепостями о мотивах сирийской кампании: речь не о желании «угодить США в обмен на уступки по Украине» (очевидно же, что в Сирии делается как раз обратное тому, чего от Путина хотели бы США) и тем более не о «маленькой победоносной войне» (интеллигентские дураки почему-то особенно любят приписывать ее всякой власти). Да и о какой «победе» вообще может идти речь?

О победе над ИГИЛ она вообще не идет, никакой из держав она особенно и не нужна, да и при тех усилиях, которые они готовы тратить, невозможна. После возникновения нынешнего Халифата, идеально воплощающего устремления агрессивного ислама (это под знаменем «религии мира» арабские орды в свое время вырвались из Аравии на просторы Ближнего и Среднего Востока, сметя с лица земли кучу государств и создав свой Халифат от Испании до Индии) цель его уничтожения означала бы на деле всемирную войну с последним; после Сирии и Ирака надо было бы воевать и в Африке, и снова в Афганистане, а то и где-то в Средней Азии, а потом снова в Сирии и Ираке и т.д.

Восстановление Сирии и Ирака едва ли достижимо: РФ для этого, помимо ИГИЛ и прочих, надо воевать и с курдами, а никакое «коалиционное» правительство ни там, ни там невозможно (единый Ирак перестал существовавать сразу после устранения Саддама, когда про ИГИЛ еще и слышно не было; то же будет и с Сирией). Но вот при разделе их на сферы влияния (Ирану – шиитские районы, Турции или С.Аравии – суннитские) удержать за алавитами, христианами и др.меньшинствами в Сирии ныне контролируемую Асадом и полностью включающую побережье территорию вполне возможно. Совершенно логично, что усилия сейчас сосредоточены на зачистке исламистских анклавов внутри этой территории и обороне ее с севера от протурецких и проамериканских группировок. При серьезном замирении с США РФ, конечно сдаст ее (сохранив, может, только пару баз), предоставив США, раз им это нравится, сделать из Сирии второй Ирак, но пока цель совершенно понятна и разумна.

Если она будет сохраняться, участие наземных подразделений в том или ином масштабе и виде («добровольцы», «отпускники») представляется практически неизбежным: сирийская армия, когда-то (по арабским меркам) очень приличная, сейчас сильно обескровлена. Но особых проблем это не создаст, т.к. потери в любом случае будут небольшими и ощущаться населением не будут (на «вот пойдут гробы» некоторые надеются совершенно напрасно: даже «афганский» уровень - порядка 2 тыс. ежегодных летальных потерь совершенно терялся бы среди более 30 тыс. криминальных убийств и такого же числа смертей в ДТП; американцы во Вьетнаме теряли вчетверо больше, но и там проблемой это стало лишь потому, что могло быть успешно эксплуатировано – как говорил Андропов, «войну во Вьетнаме мы выиграем на улицах американских городов»), а для таких, чтобы ощущались, надо держать там единовременно не менее 300 тыс. человек, что совершенно фантастично.

Вообще сравнения с «Афганистаном» совершенно неуместны: проблемы «увязания» там были связаны в одном случае (СССР) с тем, что там пытались строить социализм, в другом (США и Ко) – что там пытались установить «демократию». Если же глупостями не заниматься а преследовать локальную и вполне достижимую цель, которая к тому же может быть легко на что-то обменена, то это совсем другое дело.

Конечно, набивая этими (и, возможно, иными последующими) действиями цену примирению, руководство РФ действительно сильно поднимает ставки и определенным образом все-таки рискует, потому что замирение может и не состояться (особенно с новой амер.администрацией после 2017), а Крым оно едва ли может сдать. Пока просматривается лишь продолжение и возможная эскалация конфронтации. Но тех, кто не особо огорчится ни ущемлением геополитических интересов США и умалением их мировой роли, ни исчезновением в РФ нынешнего режима, расстраивать это не должно.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments