Omega45 (omega45) wrote,
Omega45
omega45

Интервью Стрелкова на Нейромире. Текстовка ( ч. I)

Оригинал взят у chervonec_001 в Интервью Стрелкова на Нейромире. Текстовка ( ч. I)
Возвращаясь к Интервью Стрелкова на Нейромире

Скриншот (01.12.2015 17-24-37).jpg

Стрелков: Ситуация понятна, и что делать, я думаю, теоретически мы знаем, а вот как донести наши знания и понимание ситуации, что нужно делать, до тех, кто правомочен принимать решения, это большой вопрос. Сегодня у меня был достаточно тяжелый день, неожиданно тяжелый, поэтому лучше построить нашу беседу в виде вопросов и ответов. Потом я раскачаюсь и начну более подробно говорить, но сначала мне бы хотелось, чтобы мне задавали вопросы, а я буду на них отвечать.

Вопрос: По поводу минских соглашений. В них есть возможность разного истолкования, и оптимистического, и пессимистического, и итог будет зависеть от того, насколько будут выполняться Порошенко все пунктыэтого соглашения, прежде чем ему позволят занять границу с Россией. Что вы думаете?

Стрелков: Я регулярно читаю интернет, сканируюего на предмет того, что пишут люди, даже стараюсь читать всех интернет-троллей для того, чтобы понять, где-то может ошибся, где-то еще что-то, и считаю, что это необходимо.

И часто упрекают меня в непоследовательности: прошлый год говорил одно, сейчас, год спустя, говорит другое.Да ничего подобного, я говорил всегда так, как считал на тот момент правильным, в соответствии с действительностью.


Действительно, когда были заключены минские соглашения, несмотря на все отрицательное к ним отношение, с самого начала я исходил из того, что они являются прикрытием другой политики России, потому что они не выполнимы. Но опять же невыполнимы с той позиции, как я это тогда понимал.



Давайте еще раз расценим ситуацию, что такое «Минск». Минск это способ потребовать от правительства принять закон об особом статусе вот этих отдельных районов, фактически наделить их, как это я тогда понимал, автономией, т.е. он фактически допускает процесс федерализации Украины. В этих районах должны быть отдельные законодательства, отдельные правоохранительные структуры, своя собственная власть, избранная по собственным законам в значительной степени. Но для классической нынешней киевской власти это означает самоубийство.

Вот именно такое понимание у меня было. То есть фактически они отказываются от суверенитета, частично от суверенитета над Донбассом и соответственно дальше, даже закрепив этот отдельный статус, они расписываются в проигрыше на Донбассе, пусть в частичном, но проигрыше. В итоге, понятно, что проигрывают все, но и они в том числе, запуская процесс саморазвала. Вот как я это понимал.

Однако развитие минского процесса, с учетом того, что происходило далее, показало, что украинская сторона, принимая минские соглашения, рассматривала их исключительно с точки зрения своей выгоды. То есть они принимают какие-то законы об особом статусе, которые потом будут исключены и говорят, а мы все, уже законы приняли. То есть они принимаю ничего не значащее законодательство, которое вообще их ни к чему не обязывает, и просто максимально отдаляют ситуацию, позволяют повернуть тот же самый особый статус, формально сделать этот особый статус как прямое президентское правление, например.

Это тоже особый статус. То есть откладывают на будущее, а требуют вполне конкретных мер с нашей стороны, передать им границу, разоружить и вывести все незаконные вооруженные формирования. А с точки зрения украинского законодательства, все подразделения ополчения – это незаконные вооруженные формирования. То есть законные только там киевские. То есть они рассматривают минские соглашения исключительно как инструмент мирного завоевания Донбасса без боевых действий. И на тот момент почти годичной давности я полагал, что это будет неприемлемо для российской стороны и российская сторона соответственно этого не допустит.

Но месяц за месяцем, по мере того как развивался так называемый «минский процесс», я убеждался, что российская сторона готова идти на все уступки, кроме чисто военных. Но поскольку военные уступки следуют за политическими автоматически, то полная реализация «Минска», к которой мы шли ударными темпами до недавнего времени, она означала и военное поражение. То есть соответственно менялось и мое отношение к «минским соглашениям». От критического, но скажем так, приемлемого, до резкого публичного отрицания.

Естественно, что для меня лично, если бы я на тот момент там находился, был бы неприемлем и тот «Минск», который был с самого начала. Я считаю, что предательство в любом случае, когда избранный глава республики подписывает соглашения которые,дезавуируют создание народных республик, превращают их в отдельные районы. Но, поскольку политика это искусство возможного, опять же зная, что донецкие и луганские руководители не более чем марионетки и критически зависят от Москвы, (об этом наверное давно пора прямо сказать, собственно уже и говорят все, включая Захарченко), то есть понимая их двойственное положение, их критическую зависимость, я вообще старался воздерживаться даже от той публичной критики, которую сейчас произношу. Извините, я сегодня уставший, может не совсем четко формулирую свои мысли.

Если «Минск», реализованный на российских позициях и предоставляющий реальную автономию Донбассу, фактически служит для децентрализации и дальнейшего развала Украины и свержения киевского режима. Минск, реализованный в интересах Украины, означает уничтожение Донбасса и является инструментом для последующего развала и уничтожения России. Сам факт, что наша власть схватилась за эту палку, он, конечно, отвратительный. В той ситуации, которая тогда была, необходимо было не только не заключать никаких«минсков», но и не признавать киевскую хунту, тем более все легитимные возможности для этого были.

Можно было как минимум не присоединить к России, а сделать независимой Новороссию, от Харькова до Одессы.



Но принятая концепция примирения с Западом во что бы то ни стало, в том числе и за счет Донбасса, она последовательно реализовывалась последние полтора года. Но Москва опять же не согласна, как я понимаю, чтобы пал Донбасс, чтобы в руках украинской стороны эта палка ударила их наотмашь, как говорится. С этим они не согласны, потому пытаются договориться, чтоб и вашим, и нашим, чтобы и Украине преференции, но и Украина позволяет Кремлю сохранить лицо и выйти из ситуации, обозначить поражение видимостью победы.

Но в Киеве абсолютно на это не идут. Киеву, поскольку он является марионеткой США, поставлена задача: Россия должна полностью капитулировать, причем самым позорным образом. Для чего был переворот? Майдан в Киеве для чего был? Именно для того, чтобы Украина навсегда оторвалась от Русского мира и стала инструментом США, ножом, направленным в сердце России. Для этого они все и делают.

Естественно, что Донбасс, после того как Россия оказалась не готова там проявить свою волю в государственных и национальных интересах, Донбасс тоже стал использоваться как инструмент для достижения целей, направленных внутрь России, на ее уничтожение и ее подрыв. Потому что сдача Донбасса, его полная сдача с зачисткой русских активистов в этом регионе, не может остаться незамеченной в России, она приведет к падению престижа Путина, его рейтинга. Она приведет к тому, что Россия окажется полностью во власти либералов, Путин полностью лишится поддержки патриотически настроенных слоев населения и автоматически окажется на поводу у либералов, которые дальше его потащат по пути Милошевича и так далее и тому подобное.

Естественно, как я сейчас представляю, на президента, с одной стороны давит его окружение, которое ему показывает и наглядно демонстрирует, во что могут вылиться западные санкции, если они будут введены в полную силу, во что это может вылиться лично для них, его окружения, и для него самого. Он фактически теряет их поддержку, поскольку полное введение санкций, полное давление Запада означает, что все его окружение отвернется от него, потому что все они связаны с западом очень крепко. Он это понимает и ему,конечно, не хочется остаться в безвоздушном пространстве. С другой стороны, он понимает, что полная капитуляция перед Западом – это ему прямая дорога в Гаагу или на эшафот по пути. И вот им проводится постоянная колебательная такая политика, с одной стороны он не может сдать Донбасс, с другой стороны не может его не сдать. То, что я называю политической шизофренией, когда одна рука поддерживает Донбасс, а другая его же топит, и вот так происходит баланс, я это так понимаю.

Вопрос: Игорь Иванович, вопрос короткий, но двухсоставный, вы служили в органах безопасности, на каком этапе вы поняли, что не тем служите? И второй вопрос, я смотрел видеоконференцию, куда, к сожалению, меня не пригласили, по поводу сирийских событий. Там выступали генерал Ивашов, Бабурин и другие, честно говоря, слабоватые были выступления, и у Ивашова в конце даже проскользнуло, что нет национальной идеи, не знают к чему идти. Вы как ответите для тех, кого я представляю, русских националистов. Идеи такие есть: «Россия превыше всего», «России русскую власть». Как вы к этому относитесь

Стрелков: Я отвечу на вопросы, но давайте все-таки договоримся, что я пришел поговорить по Украине.

Первый вопрос: когда я понял, что служу не тем. Понимаете, я никогда не служил «не тем». Вы понимаете, если я со студенческой скамьи отправился в Приднестровье, то наверное я ехал туда не зарабатывать там деньги, я уже был сознательным патриотом. И даже находясь на службе в органах службы федеральной безопасности я старался выполнять свой долг по защите страны. Против русских патриотов, слава Богу, мне не пришлось работать, я работал по линии борьбы с терроризмом и половину своей службы непосредственно боролся с терроризмом, с бандпольем, с бандформированиями. Естественно, я служил в структуре по защите конституционного строя, но у меня были другие функции, не касающиеся никак русского движения, хотя все рядом было, да, но тем не менее… я не буду раскрывать где и как в каких подразделениях я работал, по каким линиям, но то, что сейчас провозглашается борьба с исламским терроризмом это тоже входило в мои должностные обязанности. Поэтому я не считаю, что я где-то как-то служил не тем, я служил своей стране, как считал возможным, как мог. И до сих пор я знаю, что в федеральной службе безопасности есть много достойных офицеров, которые служат своей стране и народу. Хотя с каждым годом становится все сложнее и сложнее, но тем не менее.

Что касается второго вопроса «России - русскую власть». Я, знаете, не буду под вас подстраиваться, и считаю, что в чистом виде русская власть именно по национальному признаку в России невозможна. Это означает взрыв страны изнутри и не факт, что удастся пересобрать ее снова.Все-таки у нас со второй половины 16 века государственные органы власти в значительной степени были интерполированы и часто даже непропорционально элементами инородными. Со времен Ивана Грозного огромные территории, населенные татарами, входят в состав Российской Империи. То есть Московия становится из национального государства империей. Далее у нас очень серьезный в 17 веке польско-литовский элемент, далее идет массированное вхождение в элиту немцев, во всех видах. То есть став многонациональной империей, Россия выросла из национального государства, поэтому я считаю, что как-то по-другому и нужно ставить вопрос. Но вот насчет пропорциональности – это да. В России интересы русского народа ущемлены очень сильно. Он не имеет даже своего регионального представительства. Но это отдельная на самом деле тема для беседы, давайте по Украине.

Вопрос: Украина наращивает свои вооруженные силы? Перевооружение у них идет? Вот у них с валютой плохо, какие-то страны тайно помогают им?

Стрелков: Да, Америка им помогает с самого начала и очень активно.

Вопрос: А количество штыков?

Стрелков: Здесь очень сложно оценить. Пик численности группировки пришелся на середину августа, когда их армия была полностью готова к наступлению. По разным оценкам от 70 до 90 тысяч бойцов - всех бойцов непосредственно на Донбассе.

А вообще они армию догнали уже до 200 с лишним тысяч человек. А эти 70-90 тысяч это то самое боеспособное, что у них есть. Из этого числа, конечно большую часть, две трети где-то составляют тыловые всякие части. Но даже то, что есть непосредственно на фронте оно в несколько раз превышает то, что есть на фронте у Вооруженных сил Новороссии. А снабжение их начиналось с самого первого дня и продолжается до сих пор, фактически они опустошают склады всего бывшего советского вооружения, то есть танки, самоходная артиллерия, и самолеты тоже. Сейчас они восстановили авиапарк, по данным на сентябрь (из того, что у меня есть, поймите, у меня сведения немного обрывочные) но по той информации, которую я получаю, на сентябрь у них было не менее 30 фронтовых боеспособных самолетов и 20 фронтовых боеспособных вертолетов.

Группировка больше, чем у нас в Сирии, скажем так, и они ее продолжают наращивать.
Они восстановили ракетную артиллерию и технику, если осенью еще в мою бытность у них все Точки или не летали, или летали не туда, то сейчас у них достаточно много пусковых установок и ракет в боеспособном состоянии. Из чисто натовского оружия на фронте отмечаются на самом деле мелочи, но мелочи очень полезные, массированно внедряются средства связи. Они перешли на западные средства связи, чем очень сильно повредили нашим действиям радиоэлектронной борьбы против них.



Противоминометные комплексы они действительно очень массированно разворачивают, опять же средства радиоподавления, радиоэлектронной борьбы разворачивают западные. Остальное же оружие в основном российское.

Единственно же противотанковые ракеты «джавелин»они применяли уже в прошлом году, сколько их сейчас у них, я точно не могу сказать, это только применение покажет, массированных боев не было со времен Дебальцево. Чем они отличаются от наших фаготов, если нашей ракетой оператор должен управлять от выстрела до цели, то есть он ее ведет вручную, то «джавелин» настроен следующим образом, ракета выпускается и сама захватывает цель. Если цель не скрылась за каким-либо естественным препятствием, она находит ее сама, причем она ее поражает упавши сверху в башню под углом 90 градусов. То есть она на высоте нескольких метров разворачивается и попадает в нее сверху в наиболее незащищенные места.

Есть данные, что там появились 150-миллиметровые гаубицы, западные дальнобойные, что появились 106 (?)-миллиметровые минометы, судя по боеприпасам, которые оттуда прилетают, но в основном, конечно, 99 процентов – это советская техника. А другая она там и не нужна, она самая надежная, самая неприхотливая, не требует длительного обучения, и выносливая. Всего этого у них в запасе еще очень много …

Ну а из последнего - буквально на днях очередные эшелоны техники с самоходными орудиями и танками прошли в направлении Донбасса. То есть ничего они не отводят, и даже если отводят за 15-километровую зону, вы сами понимаете, что такое для современной армии 15 километров, это 15 минут езды, ну полчаса, чтобы развернуться, то есть фактически, все эти отводы – это все чисто лапша на уши нам, то есть ничего капитально они оттуда не вывозили. Что касается боеспособности. Есть данные, что они частично уволили первую и вторую волну мобилизации, причем по максимуму оставив тех, кто пожелал служить по контракту. По призыву, то есть они массово призывали людей, у них прошло 6 волн. В соответствии, если они уволили первую и вторую, то конечно у них количество уменьшилось, но у них идет скрытая седьмая волна. По данным двухмесячной давности в Харькове при подготовке к увольнению они дополнительно набирали 500 человек, только в одном Харькове. При том, что они продолжают обычный ежегодный призыв на срочную службу.

Вопрос: Офицеров выпускают?

Стрелков: Выпускают, у них активно идет и выпуск и набор офицеров. Причем все курсанты с 3-4 курса прошли через боевые действия. Как они там написали, ребята лукавые, хитрые, там у них участник АТО со всеми льготами должен пробыть в зоне не меньше 40 суток, поэтому они своих курсантов отправляют на 35 суток, на 38. С одной стороны и в аду побывал, а с другой ….

Вопрос: Вы говорили недавно, что при внезапном наступлении украинской армии ополчение не сможет выстоять.

Стрелков: К сожалению, при внезапном наступлении украинкой армии ополчение будет разбито очень быстро, если оно не получит российскую поддержку.

Вопрос: Из-за моральной составляющей?

Стрелков: Дело даже не только в морали… не буду называть цифры, потому что все, что попадает в интернет, немедленно перепечатывается украинцами, просто я прекрасно знаю то состоянии, в котором находится ополчение.

Фактически потом на меня будут все валить, говорить, что я предатель, что я рассказал страшную тайну, то, что солдаты босые стоят на постах.

Да, к сожалению соотношение сил сейчас очень сильно не в их пользу. Потому что многие подразделения обескровлены даже не уходом добровольцев.Тут говорилось, что добровольцы уходят, не все, многие держатся, даже в таких свинских условиях, в которых они сейчас находятся, многие остаются на позициях. Но вместо массы местных людей, вместо первых добровольцев, пришла масса откровенных бомжей и полубомжей, которых устраивает то, что есть – пьянство повальное, наркомания дичайшая. Поскольку законы военного времени были отменены сразу после моего ухода, то наказать толком их никто не может. В условиях военного времени, когда кругом вооруженные люди, можно добиться соблюдения дисциплины и порядка только самыми жесткими методами. Ну а если их отменить… ну как наркомана или алкоголика напугаешь? 15 сутками ареста? да плевал он на все.

Плюс огромное количество «мертвых душ». Об этом открыто в интернете пишут, я только озвучу еще раз. Ну представьте себе ситуацию, когда половина взвода состоит из «мертвых душ», которые оформлены, но никакой службы не несут, никогда на фронте они не покажутся, но деньги получают как бойцы ополчения. То есть полный развал и разложение. То есть собственно то, чего и добивалась наша кремлевская команда. И что еще раз подтверждает, что не может быть здоровой армии в больном обществе. Если голова гнилая, то и все, что ниже, будет таким же, этот процесс шел не быстро, ускорился он очень сильно после Дебальцево, после понесенных потерь, когда много идейных добровольцев было выбито, а на их место пришла шваль…

ВСН замышлялись как два корпуса, способные противостоять украинской армии, и теоретически по тем штатам, которые у них есть, они могут это сделать, но реально… на бумаге очень красиво, а реальность совсем другая. Задавайте еще вопросы.

Вопрос: Игорь Иванович, у меня глубокое убеждение, что как вы сами говорили, что явились пусковым крючком этого процесса в ДНР и ЛНР, стало возможно потому, что в отличие от Харькова, где актив был просто арестован или Одессы, где люди были сожжены, только потому что вы пытались противопоставить хунте именно православное воинство, и именно православная идеология смогла как-то изменить ход истории, и у нас состоялись эти ДНР и ЛНР. И я просто уверен, что процесс будет переломлен, если опять будут привнесены элементы православия, но уже скажем так в более значительном объеме, чтобы это была основа государственности, и только в этом случае возможны какие-то перемены. Но то, что мы сейчас видим, это просто полукриминальное образование… И такой вопрос: возможно ли православное восстание в ДНР и ЛНР? Преломление хода истории еще раз, как бы повторение Славянска?

Стрелков: Понимаете, сейчас ДНР и ЛНР, собственно говоря, находятся между молотом и наковальней. Ситуация такая. Любое восстание, если оно произойдет против действующих властей, его будут подавлять с двух сторон, то есть судьба Беднова и Алексея Мозгового я думаю очень хороший показатель, потому ни о каких православных восстаниях речь сейчас не может идти. Поймите, что судьба Новороссии решается в Москве, я об этом уже много раз говорил, и только в Москве.

Единственная надежда для ЛНР и ДНР, что они будут существовать в том или ином виде не в составе Украины, что наконец-то до нашего гаранта дойдет, что это единственный вариант, для него сохранить власть и не разделить судьбу Милошевича или Януковича, это единственный вариант. Я скажу вам такую информацию.Я не стану ее подтверждать, потому что не считаю себя вправе: попытки спровоцировать выступления против Захарченко и Плотницкого, вооруженные попытки, они были.То есть наши махинаторы кремлевские они одной рукой как бы договариваются с Украиной, а другой пытаются создать ситуацию, когда смогли прийти и сказать: Владимир Владимирович, вот смотрите, эти уроды восстали против нас, ну давайте их не будем защищать, они сами в этом виноваты, пусть их Украина задавит. Такие попытки были и слава Богу, что они не состоялись. И на меня были выходы соответствующие:«не хотите ли вы Игорь Иванович подпольно вернуться и поднять восстание». Я сказал: «нет не хочу, по одной простой причине, я не хочу, чтобы люди погибли и все это было прихлопнуто». Пока политика Москвы такая, что ничего там не изменить. Регион имел теоретически возможность состояться как независимый, но только теоретически, а практически нет. А сейчас, когда там уже почти 2 года идет война, все там очень сильно разрушено и деморализовано, там восстание если и возможно, то не идеологически православное, а просто восстание людей, которые во всем разочаровались.

Вопрос: А база для восстания есть?

Стрелков: Социальной базы для народного восстания там нет. Там народное восстание уже произошло, а в одну воду дважды войти сложно. Там реально было народное восстание весной прошлого года. А сейчас единственно возможное там – военный мятеж. Опять же можно вспомнить поговорку: успешное восстание называется революцией, неуспешное – мятежом. Никаких организованных сил, которые могли бы возглавить и повести к победе, там нет. Поэтому на мой взгляд, все решает Москва.

Вопрос: Какой этнический состав украинской армии?

Стрелков: Точных данных у меня нет, но я могу сказать, что в основном там воюют русскоязычные, это 60 процентов личного состава. Более того, во многих националистических батальонах основной язык – русский. Потому говорить, что воюют там преимущественно западенцы– нельзя, западенцы там, конечно есть, но очень немного. И массированная волна мобилизации прошла, как ни смешно, в Днепропетровске, даже в той части Новороссии, которая западнее Донбасса. В процентном соотношении западенцев там намного меньше, чем представителей русскоязычных регионов. Поскольку западенцы более массово уклоняются от службы это тоже наверное не новость.

Вопрос: Насчет Николая Козицына, атамана казачьего, говорят, что он ушел с двумя или тремя тысячами казаков с Донбасса, с нашей стороны сказали, что ему надо уйти…

Стрелков: Я Козицына обсуждать не буду по одной простой причине, что он такой же патриот как я казачья балерина, примерно так. Слово «аморально» это слишком мягко для него, причем как это было до войны, так оно и прекрасно проявилось во время войны, я считаю, что этот человек сработал исключительно на врага. Мало того, что он как разбойник сидел на дороге и грабил все, что по этой дороге проезжало, когда противник приблизился к району его контроля, то все его отряды снимались без боя.

То есть фактически все населенные пункты, за которые отвечали козицынские казаки, они казаками оставлялись без боя, начиная с Красного Лимана, где местное ополчение, местные парни выдержали атаку противника, отбили ее, а на фланге, где стояло казачество, было намного больше потерь и без боя ушло просто.Точно так же произошло в Дебальцево, где сформированная шахтерская рота, совершенно не обстрелянная, что-то как-то пыталась изобразить, а казаки без боя, даже до того, как противник подошел к городу, снялись и уехали.

То же самое произошло в Красном Луче, когда местный казачий гарнизон, без единого выстрела снялся и бросил город. И потом с другого участка снимали две неполные роты, чтобы этот город взять снова под контроль.

Вопрос: А чем казаки были вооружены?

Стрелков: Я не знаю, чем они были вооружены, по простой причине, у меня своих забот хватало, я все-таки был министр обороны ДНР, единственное, что могу сказать, что было в Луганщине, то примерно было и у нас, не больше и не меньше.

Вопрос: А какое оружие было нужно?

Стрелков: Извините, для городского боя нужны бронетранспортеры, гранатометы, огнеметы, автоматы и пулеметы, это у них все было. Потому говорить об этом товарище, который казачий генерал, который извините свою военную карьеру закончил прапорщиком внутренней службы на зоне, с соответствующими ухватками, он вполне достоин повесить портрет Суркова у себя в кабинете… Жулик он обычный, ряженый.

Вопрос: А Алексей Мозговой и Дремов?

Стрелков: Мозговой был очень достойный во всех отношениях идейный человек.
Насчет Дремова мнения расходятся, я его лично не знаю, и у меня с ним уже возник определенный конфликт, мнения о нем расходятся, чего-то определенного я о нем не могу сказать.

Вопрос: Есть ли какой-то третий вариант событий между теми двумя, о которых вы говорили? То есть первый был упущен, это раньше надо было справляться с киевским переворотом, второй вариант, если они пойдут в наступление, они задавят Новороссию.Есть ли для Путина третий вариант? Вы правильно сказали, что для него это будет потерей авторитета, престижа, во многом народной поддержки… Есть ли третий вариант: заморозить ситуацию примерно так, как это было в Приднестровье, это конечно будеточень плохо для людей Новороссии, но предпринимать дипломатические шаги, чтобы американцы все-таки не отдали приказ на наступление…

Стрелков: Я вообще считаю, что приднестровский вариант – это поражение, даже если его принимать в качестве хода политики.

Даже если его принимать, но я думаю, что этот вариант не возможен. В итоге невозможен, потому что, тут же две стороны должны договариваться, и если России в принципе тактически может быть выгоден приднестровский вариант, который запустит дальнейший распад Украины, то Киеву это категорически не выгодно, и если вы заметили, у нас в августе назревал кризис, назревало наступление, были все свидетельства того, что украинские войска готовы к наступлению, потом 10 дней на фронте шли огневые бои, о которых у нас очень мало сообщалось в средствах массовой информации, активные огневые бои, в ходе которых украинская сторона решила, что она наступать сейчас уже не готова при таких условиях.

После этого у нас было затишье, фактически два месяца затишья - сентябрь, октябрь, отвод вооружений, торжество так называемого «минского плана».И нам по телевизору показывали каждый день о достижениях и так далее, но те кто следит за украинским сегментом интернета видят: мы считаем поражением то, что произошло на Донбассе, так там тоже считают поражением. Там тоже свою власть отчаянно ругают, по причине того, что она предала Украину, отдала регион. А их успокаивают, что нет, это тактический ход, мы все равно рано или поздно все отберем, все одним днем вернется назад, и Крым вернем в полном составе и ничего не будет такого, ни о каких там отдельных районах речи не идет.

Пошли слухи буквально недавно, что Суркова отстранили от управления Новороссией.На самом деле это не полностью соответствует действительности, а только, может быть, частично, я не могу сказать, в какой доле, поскольку информации инсайдерской у меня нет, а какие-то косвенные свидетельства как в пользу этого, так и против. Но сразу одновременно обостряется ситуация на Донбассе, вот уже там больше недели резкое обострение ситуации.

Во-первых снова на передовую ставятся украинские националистические батальоны, которые до этого были во второй линии, и они тут же начинают проводить разведки боем, диверсии, обстрелы. Снова обстреливали Донецк, снова обстреливали ряд других городов, проводятся местные атаки местного значения, поиски, фактически боевые действия снова как были допустим как в мае месяце были.



Об этом просто нигде не сообщается в прессе, только на донецких каких-то ресурсах. То есть украинская сторона получила какие-то посылы, что Москва не собирается в полном объеме выполнять минские соглашения, ей не передадут границу, соответственно, что им остается?- Если вы нам так не передадите границу, готовьтесь воевать дальше. Ну фактически это метод жесткого давления, поэтому я уверен, как только возникнет что-то типа Приднестровья в Донецкой и Луганской народных республиках, то немедленно боевые действия возобновятся в полном объеме. И поймите одно, Украина не развалится во время войны, американцы будут вливать деньги в нее, пропаганда будет крутиться, они скорее развалятся в случае мира и гарантированно они развалятся только в случае поражения в войне.

Я все время сравниваю ситуацию со сказочным былинным камнем на дороге, по которой едет богатырь, с надписью:«прямо поедешь – коня потеряешь, налево поедешь убитым будешь». Вот примерно такой камень у нашей власти: по кругу едем и приезжаем.

Направо поедешь – полномасштабная война, санкции запада, кризис дальнейший, необходимость перевода страны на мобилизационную экономику. Ой страшно, нет-нет, дети в Лондоне, внуки в Париже, нет это не подойдет…

Что у нас налево? А налево у нас полная и безоговорочная капитуляция, ой, тоже плохо, народ не поймет… а прямо?

А прямо пойдешь – обратно придешь… А давайте-ка мы еще раз прямо съездим… Раз еще по кругу, раз и еще по кругу, но каждый раз, как богатырь, в очередной раз подъезжает к тому же камню. У него лошадь хромеет на очередную ногу, меч портится, и еще сложнее принять решение.

Вы помните, как в начале майдана публиковали в интернете различные демотиваторы. Как украинец бегает там и наступает постоянно на грабли. Вот мы полностью повторяем эту ситуацию. Мы бегаем, наступаем на грабли, пытаемся договориться, а нам говорят:«нет, только капитуляция». Более того, если 2 года назад наша пропаганда отличалась от укровской очень серьезно, в плане того, что она была намного честнее, то сейчас она, в принципе, такая же, как и у них. Что они врут своему населению на 100 процентов, что наши СМИ врут населению на 100 процентов. Рассказывают, как хорошо в Донбассе или вообще ничего не рассказывают. В общем-то мы скоро с ними сравняемся по уровню цинизма полностью, уже почти сравнялись.

Когда обе стороны одинаково неправы, побеждает тот, кто имеет за собой большую поддержку. За спиной Украины Соединенные Штаты Америки и весь так называемый европейский союз. А у нас что за спиной? Китай? Я не вижу того, что он нам был готов плечо подставить, у него свои собственные интересы есть и он не собирается их разменивать.

Вопрос: А ополчение не может перейти в наступление?

Стрелков: Уже нет. Это можно было теоретически сделать с налету осенью прошлого года, до «Минска-1». Когда Мариуполь стоял пустой и в принципе украинскую сторону уже побеждали, когда по радиоперехвату, как мне докладывают, нацбаты между собой говорили:«ну все, бросаем фронт, пошли на Киев», то есть у них были такие настроения, чтобы бросить фронт и пойти на Киев, который по их мнению их предал. А зимой уже еле-еле, с огромным трудом, с большими потерями взяли Дебальцево, умывшись кровью. А сейчас соотношение сил такое, что наступать… Один против пяти будут наступать? И к тому же учитывая, что это не идейный доброволец конца прошлого года, а как правило контрактник, который думает о том, как деньги получить и семью прокормить на эти деньги.



Вопрос: можно сказать, что в прошлом году был сделан тактический и стратегический провал?

Стрелков: Никто так не сделал много для укрепления хунты в Киеве, как наша власть. Никто, ни Америка, ни Европа, признаться с того момента как Порошенко стал уважаемым партнером, это 90% легитимности.

И теперь что бы мы ни выступали, получается шизофрения, раз мы признаем Порошенко партнером уважаемым, раз мы признаем Украину единой, то почему мы им не можем отдать Донбасс. Они на этом прекрасно играют. Мы им рассказываем про интересы народа Донбасса, а они нам суют, вы сами же признали нас легитимными, вы сами признали наш выбор легитимным, все, давайте границы передавайте и никаких разговоров. Вот тогда был стратегический провал. А дальше стратегическая ошибка повлекла частные и конкретные стратегические провалы, которые продолжаются цепью, от одной до другой, от одной до другой. И прервать эту цепь можно только отказавшись от стратегической ошибки. Но с каждый шагом, с каждой скажем ступенькой вниз сделать это все труднее.



ПРОДОЛЖЕНИЕ



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments