Omega45 (omega45) wrote,
Omega45
omega45

КАК БРАЛИ ДЕБАЛЬЦЕВО. ТОЧКА ЗРЕНИЯ УЧАСТНИКА ПРОЦЕССА. (ЧАСТЬ 5)

Впрочем, это уже что касается техобеспечения конкретно связи. Это было в-третьих.

Собственно, техобеспечение связи. Первый полевой бензогенератор мы получили уже в ходе боёв за Санжаровку. И то только после того, как выяснилось, что у нас нет ни одного человека, которого можно было бы оставить на базе заряжать аккумуляторы. Мы получили, тоже уже в ходе операции, пачку Р-159-х, но ни одного человека в штат, чтобы их и всю прочую связь круглосуточно обслуживать. Ни одного легкового вездехода, УАЗика или аналога, мы так и не получили. Ситуация, как у того ДНРовского медика из отчёта. Транспорт не дают, достанешь сам - заведут уголовное дело.

В результате нехватки людей и собственного транспорта имеем то, что имеем, - проёбанные и сломанные при перевозке чужими грузовиками рации, проёбанные новенькие аккумуляторы. Зачем мне два "бумажных" танка в "штатке" взвода связи, если их всё равно нет? Один УАЗик дайте, чтобы не проебать остатки имущества при очередной "срочной эвакуации"!

В общем, я уже рассказал, как это работает на реальной войне. Огромные неуправляемые подразделения очень быстро усыхают до того размера, которым командиры могут управлять. Усыхают, оставляя в процессе этого усыхания на поле боя остовы сгоревшей техники и трупы.
Догадайтесь, кстати, у кого со службой связи всё было плюс-минус пристойно. И транспорт, и люди, и всё остальное. Ага, у того же Мозгового.

Говорят, уже после моего отъезда взводу связи дали собственный "Урал". УРА! Классный джип! Прекрасная, издалека заметная мишень. Я так понимаю, предполагается, что таскать всё барахло от "начала вражеской артиллерии" связисты будут на горбу, да?

Бурятские танкисты.

Отдельно хотелось бы затронуть тему "Бурятских батальонов", "Бурятских танкистов" и вообще концепт "Там воюют российские войска, а ополчение просто создаёт картинку, дымовую завесу вокруг них".
Ребяты, я был бы очень рад и счастлив, если бы там действительно воевала российская армия, которую содержат на налоги, уплачиваемые писателем Мартьяновым, а ополченцы стояли бы в сторонке и аплодировали. Я был бы очень рад, если бы российская армия повторила летний "заход" и срезала бы Дебальцевский "карман" без нашего участия. Но увы. Увы-увы-увы. Всё это делала не российская армия, а ополчение, заваленное ворохом бумажек, якобы способствующих превращению её в боеспособную армию. При взгляде на которое ополчение от современного российского офицера никакой другой реплики кроме как "Господи, какой пиздец и бардак!" ожидать не приходится. И потому делалось всё с большущими потерями, которых можно было бы избежать, если бы армию из ополчения строили не по шаблонам.

Увы, мне на протяжении всех боевых и поездок между ними не случилось увидеть этой зимой российскую регулярную армию. Отдельные специалисты? Да, добровольцы. Отдельные экипажи в технике? Может быть. Но танковые батальоны... Да хоть какие-то батальоны, воюющие как нормальные армейские части. Неа. Разве что к концу операции командование уже окончательно разуверилось в свои силах и выбрало "звонок другу". Не знаю. Был бы рад увидеть российскую армию в деле, но увы, не видел. По крайней мере на ЛНРовском фланге операции.

"А как же вы, собственно, победили?"

Очень распространённый, знаете ли, вопрос. "Если всё было так плохо, как ты рассказываешь, то почему же вам удалось победить?"

Победы ополченцев во время вылазок из Славянска, когда соотношение сил было куда хуже, Стрелков объясняет вот как:

Все практически первые столкновения мы выигрывали без потерь, с потерями для противника. Можно объяснить это стечением обстоятельств один, два раза, каждый в отдельности. Но все вместе объяснить иначе, чем поддержкой свыше, невозможно. И при постоянных неудачах у них возникало впечатление, что против них дерутся какие-то суперсолдаты.

Суперсолдатами мы и близко не являлись, были подвержены всем недостаткам, которыми обладает зарождающееся ополченское войско. Кто-то сражался, кто-то прятался, кто-то бежал с поля боя. Но в итоге у них сложилось впечатление, что тут сидят какие-то злобные жуткие киборги, супервоины, каждый из которых может убить десять человек.

Я, в общем, тоже считаю, что без высших сил что тогда, летом, что сейчас, зимой, не обошлось. Это - магия, и называется она "Волшебный похуй". Кто и как накладывал эти чары на огромное количество украинских солдат и офицеров прошлой весной и летом - не знаю, но у него получалось хорошо. Артиллерия противника била куда попало, колонны шли без разведки, взаимодействие между частями, а также внутри частей - между танками и пехотой, отсутствовало. Предоставленные сами себе, бойцы занимались тупым ожиданием того, что им дадут пиздюлей ополченцы, которым было не похуй, и которые старались постоянно удерживать инициативу, пока это было возможно. Потом пришла российская армия, сделала Иловайск и всё прочее, и стало вообще хорошо.

Но (внизапна!) к началу нашего зимнего наступления на стороне противника оказалось достаточное количество людей, которым было не похуй. Наша пропаганда твердила, что с той стороны есть только три категории людей - призывники, которых гонят в бой насильно, есть нацики, которые гонят на фронт призывников, и которые на самом деле - трусливые чмошники, и есть польские и прочие наемники, от которых и следует ожидать хоть какого-то сопротивления. Реальность оказалась такова, что, кроме всех вышеописанных типов, на фронте с той стороны оказались в значимых количествах люди, которым не похуй. Вряд ли источником их непохуя являлась и является любовь к Порошенко, Обаме или каким-то ещё политическим лидерам. Мотивации могут быть разные - от мести за погибших товарищей до защиты своей семьи от наступающих "колорадов". Не знаю, как там у них с готовностью сражаться насмерть, но они вполне уверенно держались во многих местах до тех пор, пока против них на прямую наводку не выкатывали "большую снайперку" типа Т-64 или Т-72.
Именно об этих людей споткнулось наше наступление. Пока грохотала наша очередная, отнюдь не самая точная, как правило, артподготовка, они сидели в глубоких окопах и пережидали. Когда огонь заканчивался, они вылезали и, прижав к земле атакующую пехоту огнем стрелкового оружия, накрывали её миномётами, АГСами и т.д. Всё как по учебнику. Они же, те, которым не похуй, сидели в танках, которые контратаковали наших в драке за замыкание окружения.

При том, что и у нас в войсках были примерно те же недостатки, тот же бардак, что и у них, победили мы за счёт того, что у нас людей, которым "не похуй" было больше. И эти люди, которым было "не похуй", пытались как-то бороться с бардаком. Чинили технику, учились воевать, привозили гуманитарную и техническую помощь. И бардака стало меньше. И получился ответ на вопрос о победе, который вынесен в эпиграфы. Эскадра по ту сторону фронта стала хуже нашей.

После первых неудач и потерь, после срыва всех красиво нарисованных на картах планов, брошенные в бой подразделения распались на отдельные боеспособные группы, кучковавшиеся вокруг боеспособной техники. В большинстве случаев это были уже слаженные группы ополченцев, имевшие опыт летних и осенних боев и "перемирий", к которым примкнули уцелевшие и не дезертировавшие после первых боев новобранцы. Какое-то время в штабах недоумевали - "Что случилось? Почему так долго возимся?" Потом поняли, что война предстоит совсем другая, нежели та, что была заранее нарисована ими на картах. Из паутины внутренних военно-политических интриг периода перемирия, из-под гор бумаги (например, тех же "штаток", которые всё равно не соблюдались и были чистой формальностью, отнимающей массу времени) проступили реальные боевые силы, которые можно было использовать - группы от 20 до, максимум, 200 человек при остатках боеспособной бронетехники, которыми пришлось командовать напрямую из штаба корпуса, так как польза передачи приказа через промежуточные штабы была сомнительной - штабы никак не могли координировать действия этих групп, раздёрганных по разным местам фронта, только задерживали прохождение приказа. Главной их функцией стало обеспечение хоть какой-то работы тыла и снабжения, обеспечение боепитания этих групп и, если получалось, отдыха.
И вот эти, собственно, боевые группы, вместо "бумажных" батальонов и бригад, грызли вражескую оборону. Когда удалось более-менее наладить артиллерийское сопровождение этого прогрызания, стало даже получаться. Появление на решающих участках танков тоже способствовало. И вот, вместо стремительной атаки и зачистки максимум на неделю всех делов, мы получаем три недели жесткача. В котором, с разбитым в кровь ебалом, всё-таки выходим победителями. Противник лежит на лопатках без чуйств, мы сидим рядом, осторожно выдыхаем, считая поломанные ребра. Как-то так.

Отдельную ключевую роль в процессе сыграло, насколько я понимаю, самоуспокоение в украинских штабах. "Всё хорошо, прекрасная маркиза!" исполнялось сначала сверху вниз, а потом - снизу вверх. В связи с чем пиздец дебальцевскому "карману" в ходе затянувшихся боев наступил для них как-то незаметно. Перемога-перемога-перемога... _ОЙ_ Зра... Нет, это всё равно перемога! Сколько сепаров перебили! Сколько танков пожгли! Кто против того, что "Дебальцево - перемога", - тот москаль! (Подскажите им уже козырную формулировку старших товарищей - "успешное сокращение линии фронта".)

https://vk.com/feed?w=wall-46943161_261448
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments