Omega45 (omega45) wrote,
Omega45
omega45

25 января (2)

Оригинал взят у el_murid в 25 января (2)
На первом совещании 25 января я был дистанционно и в самом его конце, второй раз был подольше — но в силу технических проблем далеко не все слышал и ничего не смог сказать. Потому попробую эпистолярно.




То, что я услышал, в значительной мере затрагивало классический этап организационного оформления. Ничего нового — любая организация, осознав себя чем-то большим, чем сумма участников, решает эту задачу. И любая организация — от клуба любителей бабочек до партии жуликов и воров — проходит один и тот же путь организационного оформления. От того, насколько успешно она его проходит, зависит ее устойчивость, способность к развитию и само существование.

Как правило, речь идет о нескольких четко различающихся этапах. Первый — этап становления. Он начинается с вопроса и заканчивается ответом. Точнее, трех вопросов: «Кто мы», «Против чего мы», «За что мы».

Кто мы — вопрос, который должен дать ответ: что общего между всеми этими людьми? Что общего между «Спутником и Погромом» Просвирнина, национал-большевиками Лимонова и «Новороссией» Стрелкова — равно как и всеми остальными. Вопрос сложный, так как ответ на него совершенно неочевиден. Тем не менее, сугубо эмпирически ответ должен где-то быть — иначе все эти люди никогда не собрались бы по доброй воле вместе.

Проблема в том, что не отвечать на этот вопрос и оставить его по умолчанию нельзя. Примерно так же ополчение Донбасса оставило его в стороне, предпочитая не связываться с аналогичной проблемой: что общего между шахтерами-работягами, националистами Мильчакова, православными монархистами и казаками. Итогом стал приход к власти бандитов и местного ворья под крышей ворья и бандитов российского, а идейных энтузиастов кого вышвырнули, кого убили, кого продолжают пользовать в качестве пушечного мяса. Не отвечать на этот вопрос можно. Какое-то время. Потом ответ на него станет совершенно неактуальным.

Второй ключевой опрос: «Против чего мы» . Это вопрос негативной повестки. Кто наши враги — прямое следствие из ответа на него. Кто враги, кто противники, каковы приоритеты в ранжировании врагов, соперников и противников. Здесь речь идет не только о персоналиях наших противников, а и о структурах и явлениях, которые нас не устраивают. Причем не устраивают настолько, что мы вынуждены собираться такой странной на первый взгляд компанией из очень разных людей и бороться с ними сообща.

Очевидно, что на второй вопрос невозможно ответить, не сформулировав ответ на первый. Последовательность весьма жесткая и однозначная.

Наконец , ответ на вопрос «За что мы» дает позитивную повестку. Конструктивную часть программы. Как правило, она всегда наименее очевидная и наиболее спорная. Но ответ на первые два вопроса дает возможность определить ответ и на третий.

Здесь нужно учесть, что негативная повестка — это всегда тактика действия, позитивная — всегда стратегия. Стратегия дает цель и отвечает на вопрос: «Зачем». Ответив на вопрос «Зачем», можно сформулировать программу («Что?»), на ее основе — проекты («Как?») и планы («Когда?» и «Чем?»). Однако при этом стратегия всегда неизменна, она является основой действий, отвечая за главное - создание коридора, в рамках которого намечается движение к цели. Выход за рамки коридора превращает любого (в том числе и сегодняшнего соратника и друга) в противника и врага и ставит его против всех остальных.

Противники и враги всегда меняются по мере продвижения вперед, поэтому враг — это всегда тактика действий. Сегодня это один, завтра — другой, но цель (позитивная повестка) всегда остается в неприкосновенности. Это — основа, этика действий, понятие о добре и зле. Как только цель меняется — теряется смысл в существовании всей организации. Не могут любители бабочек вдруг полюбить цветочки — тогда из общества любителей бабочек они автоматически превращаются в общество любителей цветочков. Не может ИГИЛ строить что-то иное, чем ваххабитское государство — тогда ИГИЛ немедленно прекратит свое существование и станет чем-то иным. Если вообще останется существовать. Не может партия жуликов и воров прекратить воровать и прикрывать обман народа - она немедленно исчезнет, так как пропадет смысл ее существования для тех, кто ворует и грабит страну.

Ответив на эти три вопроса и согласовав их со всеми участниками (а в случае необходимости — распрощавшись с теми, кто откажется принимать эти ответы), приходит время переходить ко второму этапу — оргстроительства.

Как правило, большинство организаций в самом начале строятся не на лидерских принципах, а на принципах коллективного руководства. Что логично — в «25 января», к примеру, входят совершенно самодостаточные люди, и подчиняться кому-то одному просто потому, что он будет признан лидером, не будет никто. Это и плюс, это и минус — так как коллективная ответственность за принятые решения означает полную безответственность.

Такое противоречие классически разрешается строительством лидерско-коллективного управления. Лидерами становятся те люди и структуры, которые выполняют на данном этапе приоритетные задачи строительства. В рамках выполнения этих задач коллективное руководство уступает место обычному иерархическому управлению.

Каковы этапы строительства организации? Первый этап — всегда идеологический. Дав ответы на ключевые три вопроса первого этапа, эти ответы нужно интерпретировать для разных целевых аудиторий понятным им языком, а также подробно расписать программу, проект и план действий. Ключевой структурой этого этапа становится экспертный совет, который и вырабатывает проекты документов, отвечающие на эти вопросы. Лидером организации становится человек (структура), которые готовят эти документы для утверждения на коллективном совете.

Второй этап — организационный. Строительство структуры и наполнение ее ресурсами. Приоритетными ресурсами всегда являются финансы, материальные ресурсы, информационный ресурс и людской ресурс. Соответственно, происходит смена лидеров — ими становятся те, кто отвечает за финансово-материальное наполнение организации, строительство горизонтальных и вертикальных оргструктур и наполнение их людьми, а также информационно-медийной структуры. Естественно, что критерием деятельности этих лидеров являются вполне вещественные показатели — степень наполняемости ресурсами всей организации. Если работа идет удовлетворительно — это сразу можно видеть по динамике роста численности, финансовых показателей, росту рейтинга информационных ресурсов.

Нужно учесть, что пока речь идет о рутинной работе в обычных мирных обстоятельствах. Ситуация коренным образом меняется, когда организация попадает в условия экстремальные. В нашем случае, создавая организацию, которая ставит своей целью создать условную «Третью силу», готовую противодействовать государственным переворотам, мы должны понимать, что реальное противодействие начнется только в момент собственно госпереворота и сразу после него. До того любые попытки действий будут расценены государством как покушение на его прерогативы и полномочия. Парадокс — но вполне понятный парадокс. Кроме того, помогать нынешней клептократии сохраниться и продолжать грабить страну не в интересах ни одного нормального человека. Это противоречие нужно понять, осознать и четко сформулировать. Мы не хотим распада России и повторения на нашей земле украинского сценария — но при этом прекрасно отдаем себе отчет, что нынешняя власть ведет к нему ускоренными шагами. Бороться с ней сейчас нерационально, так как мы неизбежно истратим все свои силы и возможности на эту борьбу, после чего наши враги смогут спокойно подобрать результат этой борьбы и использовать его в своих проектах. Нужно холодно и расчетливо ждать, когда нынешняя кремлевская камарилья исчерпает свой ресурс и сама обрушится в ничто. Этот момент неизбежен — вопрос лишь в сроках. Я полагаю, что любой нормальный человек, который понимает суть происходящего, в конечном итоге придет к тем же выводам.

Тем не менее это непростое противоречие, и вряд ли будет осознано всеми и в полной мере. Но без такого осознания ситуация «кто в лес, кто по дрова» будет неизбежной.

В случае наступления экстремальных обстоятельств приоритеты оргстроительства и работы сдвигаются в область создания чрезвычайных структур противодействия. Понятно, что чем быстрее будут отстроены рабочие органы организации — тем больше шансов на своевременное реагирование на изменившиеся обстоятельства. Поэтому времени мало, его вообще нет. И если что-то делать — то нужно делать уже сейчас.

ПС. Хочу сразу оговориться — написанное выше не есть программа действий. Для того, чтобы создавать такую программу, нужен инструмент. Для формулирования такой программы, а затем — ее воплощения. «25 января» может стать таким инструментом. А может и не стать. Все зависит от того, удастся ли создать его как действенную структуру — вертикальную и горизонтальную. Но для этого нужно пройти этап становления. Вот написанное и есть размышления по поводу этого этапа.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments