Omega45 (omega45) wrote,
Omega45
omega45

Позывной «Чис». Дебальцево

Оригинал взят у chervonec_001 в Позывной «Чис». Дебальцево
14-й год (часть первая)
Санжаровка (часть вторая)
Атака на опорник (часть третья)
Дебальцево (часть четвертая)




О своем участии в боевых действиях на Донбассе рассказывает ополченец с позывным «Чис», командир разведывательного взвода отдельного танкового батальона «Август» Народной Милиции Луганской Народной Республики.
Окончание


*****
На отдыхе в Зоринске я пробыл 3 дня, бойцов своих отпустил по домам. Потом 5 дней ждал дальнейших приказов. Доставлял грузы в Чернухино на птицефабрику. Некоторое время стояли под Дебалей, прикрывали типа прорыв. Потом я уехал домой, а на следующий день моих бойцов отправили в Чернухино. Разведка моя помогла зачистить Чернухино и гражданских эвакуировать. Меня там не было, я дома отлеживался. Ранее «укропы», как щитом людьми прикрывались, а в тот день выпустили. Они это сделали специально, так как им надо было отойти так, чтобы по ним не стреляли. Люди побежали в нашу сторону, разведчики садили их в БТР, вещи сверху. Вывозили до блокпоста и обратно. Так 4 ходки сделали. Потом разведчики вернулись, отдыхали в Зоринске, меня ждали.

- В те февральские дни украинская сторона сообщала о появлении в небе авиации ополчения. А с украинской авиацией доводилось иметь дело в ходе Дебальцевской операции?


- С «Апачем». Я как раз в Зоринске был в штабе у Паши «Бандита». Кто-то слил «укропам» информацию, что там был штаб управления фронтом. С утра был страшный туман: метрах в 10-15уже ничего не было видно. В первом заходе вертолет откидал кассетники рядом со штабом управления, а во второй заход положил ближе к дому, где мы с разведкой жили. Он зашел со стороны, низом над землей, очень тихо, поднялся на точку пуска, и только тогда мы услышали его винты. И так же тихо и ушел. На следующий день поехали на то место, где он стрелял, и нашли тубусы. Длиной метра полтора-метр тридцать. В штабе управления скинули информацию, что это «Апач» заходил.

На следующий день, утром, я снялся с Зоринска со своей разведкой, пошел в Дебалю через разъезд к нашим танкистам. Танкисты уже были там под командованием Петровича [Владимир Петрович Зотов, заместитель командира батальона. – прим.]. Он зашел на «8-е марта» на следующий день за «Призраком» с 6 танками и прошел до переезда. Перед переездом после «8-го марта» стоял дом с толстенными стенами, там «укропы» сидели. Возле него лежали убитые: 6 или 8 человек из «Призрака». Мозговой, как обычно, бросил убитых и раненых, они ему абсолютно не нужны. На них Петрович случайно с танкистами наткнулся. Разведки-то не было, чтобы осмотреться, она в Зоринске у меня была.

Вот идет он, а тут из дома кричат: «Эй, стоять!»
В ответ: «А вы кто такие?»
Они и представляются, мол, «укропы».

Их командир роты, капитан или старлей, мужик лет пятидесяти, пообщался с Петровичем. Тот со мной созвонился, переговорили. Петрович говорит им: «Зачем нам стрелять друг в друга? Ты русский, я русский: зачем нам убивать друг друга? Давайте, собирайтесь мирно и уходите отсюда».
Ответили: «Мы не уйдем».
Петрович говорит им: «Я утром подгоню танки и начну дома крушить, где вы сидите. Даю вам время до утра, давайте, уходите».
Тот в ответ: «Вот там ваши убитые ополченцы. Забирайте их». Петрович подогнал «Урал», закидали их. [Ополченец из отряда ДКО, непосредственно участвовавший в переговорах, несколько по-иному описывает их ход. Также он сообщил, что замполит «Августа» не участвовал в переговорах. – прим.]

Ну, а на следующий день я приехал. В тот же день на «8-е марта» переехал выездной штаб. Петрович еще был под Санжаровкой ранен, отлежался в Брянке, потом вернулся, но рана давала о себе знать, поэтому я его подменил.

Я занял танками подземные проезды под железной дорогой. У «укропов» в сторону Светлодарска километрах в 4 от нас на бугре стояли 6 минометов «120-х», танк «Булат» и «бэха». Я залез на высотку, оттуда их было видно, выгнал 2 танка: один танк стреляет, половину боезапаса выпускает, а второй танк прикрывает, потом меняются. Перезарядятся и снова. В конечном итоге их танк взорвали, попали в него за 4 с половиной километра. Вернее, попали рядом, а он загорелся. Потом в «бэху» прямое попадание. Во время обстрела «укропы» поспрыгивали с техники и побежали. Они, наверно, думали, что их арта обстреливает, а мы с танков били. Если бы они чуть назад технику за бугор отогнали, то мы бы их не достали. А вот минометы оттуда лупят и лупят. Я собрал танкистов, говорю: «Давайте «бронебойкой». Вон у них там отвал земли, а они за ним в яме, оттуда лупят. Вот два танка высадили весь боезапас в этот отвал земли. Били-били, пробили брешь, снаряд туда залетел, взорвался и тишина.

Перестрелка прекратилась и больше оттуда по нам никто не стрелял. Что интересно, туда перед этим заехал «Урал» с ящиками, с БК. Танки начали стрелять, он развернулся и свалил. Я говорю танкистам: «Стоять, не стреляем, ждем!» Послал разведчика наверх на высотку, чтобы он предупредил, когда грузовик с БК опять заедет за отвал. Мы через 5 минут открываем огонь, чтобы поймать момент, когда он разгружается. Жаль, но когда туда снаряд зашел, то БК не взорвался. Но и машина больше оттуда не выехала. Не знаю, убили мы их, не убили, история умалчивает, но перестрелка прекратилась.

https://youtu.be/KOFeP6lJzrA


Сутки они не стреляли, а потом 6 выстрелов оттуда в нашу сторону прилетело. Я так предполагаю: либо это «укропы», либо можно предположить, что это «дэнээровцы» зашли, а «120-е» минометы стоят. Если минометы заряжены, то с ними опасненько что-то делать: вдруг там граната лежит? Поэтому лучше веревку удлинить и дернуть. Если снаряд вышел, то миномет наш, он целый. Я думаю, что «дэнээровцы» просто веревки удлинили, за бруствер легли, дернули, разрядили таким способом и минометы забрали.

- Во время боев в Дебальцево опять действовали одни танки и разведка? kenigtiger упоминает некий сводный отряд пехоты.

- После того, как я заменил Петровича, то заехал в штаб, а там сидели новобранцы. 30 с лишним человек. Их отправили… не помню… то ли в 4-ю бригаду… Они приехали туда, а их не встретили, перепутали… Петрович сказал, чтобы их оставили. Тут он ушел, и они перешли ко мне в подчинение. И я их со своей разведкой на месте часа 3-4 учил, как стрелять с автомата, «Мух», «Шмелей». Они до этого даже оружия не держали… Вот они нашей пехотой и были.

И вот дальше нам поступил приказ стоять на месте, в районе этих туннелей. Нам завозили топливо, БК. Какая-нибудь рота, батальон «элэноровские» захватывали укрепрайон, запрашивали поддержку танков. Командование отдавало мне приказ, я определял танк, танкисты сами выбирали, кто хочет поехать и шли выполнять задачу. Потом возвращались.

Например, командование поставило задачу выделить танки для захвата укрепрайона в железнодорожной больнице. Там несколько дней взломать оборону пробовали, дня три до сдачи Дебальцево бились. Потом выделили танки отряду «Пластуна». Они шли сзади, и если дом оборонялся, то один-другой по очереди вели огонь и взламывали оборону. Взломали, взяли больницу. Там за ней много техники стояло без аккумуляторов, много топливозаправщиков.

После взятия больницы завершающие бои были за укрепрайон в Коммуне. На следующий день туда пошли. А с той стороны на нее «дэнээровцы» заходили.

Команда пришла от «Первого»: выпустить с котла. «Укропы»-то уже сдаваться пачками начинали. Уходили малыми группами, человек по 10-15. Поляки сваливали. Там как раз снег был, поэтому надевали маскхалаты и уходили. Через нас уходили. Им оставалось пройти километра 3 по полю, а там просека в балку [Скелевая балка. - прим.] уходит, которая как раз к Луганскому выходит. Я доложил об этом руководству и туда начали нет-нет пакеты «Градов» класть. «Грады» нашего артдивизиона тогда пятью пакетами накрыли колонну. Половину колонны накрыло, половину «укропы» побросали и бегом побежали вот в эту балку. Их видно было. Я потом туда послал свою разведку, но там уже «дэнээровцы» были. Чуть не пострелялись. Они сказали, мол, это территория ДНР, нечего тут шляться, валите. А там брошенной техники море было.

В районе шлаковой горы у «укропов» укрепрайон был [интервьюируемый говорит об украинском опорном пункте «Мойша». – прим.], мы туда «поплевали» [постреляли. - прим.] очень много. Там у них много сгоревшей техники было. Там как раз действовала наша пехота «Доброго», отдельно от нас. Он сам в бой просился-просился, мол, чего я все сижу, базу охраняю. Отправили их туда с Красного Луча. Еще там были казаки, 4-я бригада. «Укропы», когда побежали, то прямо на Мишу «Доброго». Ему и сдались: человек 40 их было.

Когда «дэнээровцы» отбили Крест и пошли с него на вокзал, то там был маленький мост через пути. А там оказалось 3 «Булата», которые их гоняли и не давали пройти. Ко мне приехал их полковник, попросил «коробочки». Я говорю:

- На каком основании я вам дам «коробочки»?
- Ну, ты ж понимаешь, что их техника сейчас всю нашу пехоту положит?

Я был просто в шоке. Как же вы, товарищ полковник, погнали пехоту против танков без тяжелого вооружения и без прикрытия «коробок»?! Им против танков выдали РШГ-2. Я доложил о его просьбе руководству, оно ничего не ответило. Тогда на свой страх и риск отправил на разведку танкистов на машине. Они посмотрели, вернулись и сообщили, что если ехать от железнодорожной больницы к этому мосту, то со стороны частного сектора под прикрытием заборов выезжает свободно танк. Следы его было видно. И по улице едет. Это получается поедут наши «коробочки» по улице, а «Булат» на любую из 8 маленьких улочек выедет и выстрелит им в бок.
Я полковнику объясняю это, а он уперся, мол, быть такого не может. Пришлось его послать вежливо. Мол, вот есть руководство ЛНР, если вам оно даст танки, то так тому и быть. В конечном итоге они пошли штурмовать с «эршэгэшками». Потом этот полковник приехал, и я понял, что потери у них большие. Потому что он орал на меня, потом стал руками хапать. Я вытащил пистолет и сказал: «Руки убери-на! Пока я тебя тут не пристрелил-на!» Он: «Ты виноват! Ты виноват!» Говорю: «В чем я виноват? Я выполняю приказы вышестоящего командования. Вышестоящее командование не давало приказа давать танки никому. Поэтому я их никому самолично дать не могу». Тем более, что самое интересное, ЛНР и ДНР между собой при штурме не контачили.

Видеонарезка о действиях «Августа» в Дебальцево


- Какие потери в танках понес батальон за все время Дебальцевской операции?

- 6 штук, из которых безвозвратно 5. Безвозвратно ушло 4 на Санжаровке. Потом, пятый по глупости спалили в Чернухино. Во время эвакуации людей он выехал на длинную улицу и в него из танка попали, зацепили «гусляру». Гусеница «расстегнулась», танкисты вылезли из танка, присоединились к моей разведке и двое суток бегали с разведчиками, стреляли. Не хотели уходить, зачищали Чернухино. «Укропам» не было видно, что гусеница сбита, они думали, что танк целый. Потом 4-я бригада попыталась ворваться и его спалили.

Небольшой рассказ танкистов с этого танка можно увидеть с 03:19
https://youtu.be/bzeiaM3Mkro


Еще один танк был потерян под Дебалью, когда пошли брать Новогригоровку в кольцо. Там переехали, когда через железную дорогу, то там танк стоял подбитый, абсолютно целый. Не помню чей, то ли 4-й бригады, то ли «укроповский». Не помню. Он железную дорогу пересекал, а там фугас. Наши танкисты решили, что раз он уже подорвался, то рядом с ним мин нет. И поехали на «72-ке», «бэшечке», хорошей, новенькой… Ну, не новенькой, но в хорошем состоянии. И они поехали вплотную с этим танком. А «укропы», оказывается, положили 2 фугаса на расстоянии каких-то 3 метров. И танкисты попадают на фугас. Слетает гусляра, но танк остается абсолютно целым. Если бы они проехали, то доложили бы Петровичу и все 4 танка прошли бы на Новогригоровку. И вот пошли горем убитые танкисты обратно, чтобы доложить Петровичу, что не смогли пройти. Собирались с утра взять танк, сдернуть тот с места подрыва и наладить гуслю. К сожалению, я не знаю, что дальше было с этим танком.

Так вот. Идут, значит, танкисты по угольной тупиковой станции, где склады. Территория огорожена бетонными плитами. А там по территории носится БТР и стреляет во все стороны. А туда уже зашли казачки. Того, кто сверху на «бэтэре» сидел, они валят. «Бэтэр» останавливается, они ему колеса простреливают. Дальше, как я представляю, один выбежал из «бэтэра», потом забежал внутрь и происходит взрыв. Танкисты все это видят, подходят. Один труп сзади «бэтэра» валяется, другой – в двери, третий – внутри. Они его берут, выкидывают. Садятся в «бэтэр», он работал, и поехали к Петровичу. Сейчас, мол, пригоним, скажем, что поменяли танк на «укроповский» «бэтэр». Там были ворота узкие, они не смогли пролезть и оставили его до утра. Я как раз ночью приехал на «8-е марта», они мне рассказали, что так и так, «бэтэр» там. Решил, что утром пойду туда. На следующий день, когда солнце начало вставать, пошли. Танкисты «бэтэр» завести не смогли, но стену танком сломали и вытащили. Нашли там и три тела, один из которых был военным корреспондентом. Видео, как осматривали место, было выложено в интернет, поэтому со мной связывалась его жена. Писала, оскорбляла, что я его убил.

https://youtu.be/DHqMP70DVaI


Они накуренные были, обдолбанные. Тогда как раз Новогригоровку в кольцо брали, «укропы» отходили. И вот эти трое: майор, капитан и корреспондент решили свалить на «бэтэре». И попутав координаты, заехали к нам, проломив забор. Начали ездить по территории. Наши стояли на вышке, по ним начал стрелять первым корреспондент. Он сидел сверху в люке: одна нога поверх брони, одна в люке – стояла на ящиках с БК, наваленных на сиденье. С вышки его сняли, он упал. Кэп выбежал наружу посмотреть на этого корреспондента. Видит, что он убитый, забегает в «бэтэр». Я, так себе представляю: майор, сидевший на месте водителя, приготовил на всякий случай гранату. Когда забежал кэп, он решил, что это ополченцы и отпустил рычаг у себя в руке. Происходит взрыв, ему отрывает 3 пальца на кисти и осколками ему броник прошивает. А кэпу отрывает руку. В другой руке у кэпа была граната. Танкисты, когда подошли, то увидели, что он пытается ползти, кровища идет, в одной руке граната, а выдернуть кольцо не может, нечем. Полз-полз и умер. Я, когда с утра пришел, то они все белые были. То есть они лежали и истекали кровью. Я спросил:

- Чего вы их сразу не забрали-то?
- Да мы думали, что мертвые.
- Где ж мертвые? Смотрите, они белые все! Раз они белые, значит, сердце работало, кровь выгоняло, вот и побелели. Так бы они красно-синие были.
Попереворачивали их, под каждым кровища. Значит, кровью истекли.

- Потери в бронетехнике, кроме танков, были?

- БМП-2 с простреленной пушкой под Санжаровкой. Но ствол ей заменили через 4 дня. Подорвавшийся там же на фугасе БТР «третий».

26 января был потерян еще один БТР на 302-й высотке. На поле напротив высотки лежал танкист, за ним выехали. Когда его нашли, то по ним начали стрелять «укропы», экипаж испугался и убежал. Дальнейшая судьба «бэтэра» неизвестна: то ли его «укропы» забрали, то ли казаки.

26-го же потеряли «Камаз» с зениткой. Дело в том, что с 24 января в Санжаровке находилась рота разведбата корпуса. Они собирали данные и отправляли в штаб, а оттуда уже поступали мне приказы. Наш механ их не раз вывозил в сторону высот 302 и 285.6. И вот они сообщили, что на 285.6 никого нет. Мне предложили ее занять, я отказался, так как не поверил этой информации, знал, что там опорник. Утром туда вызвался поехать Петрович на «Камазе» с «зэушкой». Поехали прямо на опорник. На них сбоку вышла «бэха» и расстреляла машину. Разбила «Камазу» всю морду, колесо ему вывернуло. Так там на поле и остался. Моя разведка тогда под прикрытием танка и «бэхи» вытаскивала людей. Был ранен Петрович и командир ЗРВ [зенитно-ракетного взвода. – прим.]. После Дебали, кстати, разведбат этот разогнали и их командира уволили.

В Чернухино был потерян БТР «копейка». Тогда гражданских вывозили, причем под обстрелом. «Механ» постоянно прыгал из машины в машину, помогал грузить вещи. И вот на четвертую ходку, когда выпрыгивал или запрыгивал, случайно задел тумблер жалюзи. А в горячке, впопыхах этого не заметил. И перегрел двигатель. Меня тогда пытались обвинить, что я «бэтэр» погубил. Говорю: «Господа! Что значит эта железка, по сравнению с 38 спасенными жизнями? Абсолютно ничего. Посмотрите в каких условиях вывозили людей.» Андрей, из «Айкорпуса», как раз видео выложил на Ютуб. И от меня отстали.
Других потерь бронетехники у нас не было.

- Потери батальона в личном составе за всю операцию под Дебальцево?

- Всего «двухсотых» 12 человек. И может человек 30 «трехсотых». По корпусу у нас самый маленький показатель потерь.
*****

Источник: twower в Позывной «Чис». Дебальцево







Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments