Omega45 (omega45) wrote,
Omega45
omega45

Встреча со Стрелковым. Ставрополь ЦНТИ, текстовка (часть 3)

Оригинал взят у chervonec_001 в Встреча со Стрелковым. Ставрополь ЦНТИ, текстовка (часть 3)
(1) Видео прессконференции в Ставрополе(4) Текстовка видео (ч.2)
(5) О сложностях в организации визита
(6) Ставрополь ЦНТИ (Видео)
(7) Ставрополь ЦНТИ, текстовка (ч.1)
(8) Ставрополь ЦНТИ, текстовка (ч.2)
(9) Ставрополь ЦНТИ, текстовка (ч.3)


Вопрос: Объясните краткую теорию монархизма, как Вы это видите?

Игорь Стрелков: Я ещё раз подчеркну: теорию монархизма я расписывать не буду, по одной простой причине: она изложена в «Своде законов Российской Империи», который очень многотомный, там десятки и даже, по-моему, сотни томов. Её всю в двух словах не описать. И в рамках «Комитета 25 января» — именно в рамках «Комитета 25 января» — я не призываю к восстановлению монархии.




Мои личные убеждения отделены от той программы, которую мы делаем. Абсолютно отделены. Также, извините, как я, когда служил, воевал в составе Вооружённых сил Российской Федерации, и в составе органов ФСБ, я служил России, а не монархии. Если бы у нас, извините, как это ни звучит, может быть, странно, если бы у нас сейчас была советская власть и Сталин, я всё равно служил бы России, если бы она потребовала моей службы.

Вопрос: Ну вот сами, откуда Вы это взяли?

Игорь Стрелков: Царя (я здесь не смеюсь, я говорю, поскольку я православный верующий), согласно святым отцам, должен дать Бог. И, вроде бы, он должен каким-то образом относиться к роду Романовых, если верить предсказаниям святых старцев.

01:42

Вопрос: Игорь Иванович, а вот Белоруссия, Украина, Россия — объединимся, понятно, красиво, душа болит. Но ведь мы же понимаем, то, что сейчас происходит с Украиной — ну, не объединиться!

Игорь Стрелков: Это Вы сейчас понимаете. Я Вам, как историк скажу: если бы кому-то в 1914 году сказали, что спустя пять лет в России произойдёт социальная революция, и к власти придут большевики, народ бы просто угорал бы с хохота и катался. Потому что тогда большевиков на всю страну было несколько сот человек, не сидящих по тюрьмам, а всего, в целом, — несколько тысяч. И они были абсолютно маргинальной структурой. Если бы людям в конце 19-го века сказали, что к концу 20-го века большинство населения Европы перестанет верить в Христа и ходить в церковь, они бы сочли это бредом.

Вот Вы смотрите на ситуацию с точки зрения сегодняшнего, конкретного дня. А надо смотреть с точки зрения и вчерашнего, и сегодняшнего, и будущего, и вместе это анализировать. Россия, Белоруссия и Украина в нынешнем своём состоянии, если всё застынет, как сегодняшний день, конечно, никогда не объединятся.



Потому что там сидит Лукашенко, там сидит Порошенко, да и у нас тоже большого желания у многих олигархов нет, кроме как ограбить. Как в своё время проект союзного государства России и Белоруссии был торпедирован нашими, российскими олигархами, которые попытались под сурдинку быстренько разграбить и захватить белорусскую промышленность, сохранившуюся со времён Союза.

03:22

А проблема заключается именно в том, что завтра будет совершенно другая ситуация. И наша цель объединить Россию, Украину и Белоруссию, она не предусматривает, что, если как-то так получится, «по щучьему велению, по моему хотению», чтобы «Комитет 25 января» въехал в Кремль и там начал рулить проблемами страны — об этом вообще речь пока не идёт. Но вот, представить себе, гипотетически.

Это не значит, что завтра мы бы направили танковые корпуса на Минск или на Киев с целью их захватить и присоединить. Об этом даже речи не идёт. Речь идёт о том, к чему мы должны стремиться, теми или иными путями. Потому что и Белоруссия, и Украина, и Россия, каждая в отдельности, ущербны, каждая по-своему. И Украина это демонстрирует сейчас ярче всего. Но, поверьте, и в Белоруссии полно проблем, а уж какие проблемы у нас в России, вы сами знаете. Вы, слава Богу, в Северо-Кавказском регионе живёте. И все эти проблемы касаются вас намного больше и ближе, чем жителей Москвы и Петербурга, допустим. Я ответил?

04:30

Вопрос: (Юрий, координатор НОД в Ставропольском крае). Игорь Иванович, вопрос такого рода. Вы, как военный профессионал, допускаете ли мысль о том, что, ввиду того, Украина явно не суверенное, самостоятельное государство, и тот режим, который был приведён, все его попытки направлены лишь на одно: втянуть Россию именно в горячую фазу войны? То есть, руководство России или осторожно, или, понимая этот процесс, избегает… Есть ли такая точка зрения?

05:35

Игорь Стрелков: Такая точка зрения, естественно, есть, её очень многие отстаивали. Я с ней в чём-то и согласен, и нет. Украина обязательно втянет нас в горячую стадию войны, тем более, что война, как я уже говорил, продолжается. Но она это постарается сделать тогда, когда ей это будет выгодно. То есть, когда Россия будет максимально слаба, как они считают, или когда они будут надеяться на победу, вот тогда они обязательно ударят. И тогда нам придётся воевать в крайне невыгодной ситуации. Только и всего.

Вопрос: Если я правильно понял, Вы рассматриваете Украину как самостоятельный субъект?

06:14

Игорь Стрелков: Нет, конечно, я не рассматриваю Украину, как самостоятельный субъект. За спиной Украины, конечно же, находятся Соединённые Штаты, Западный мир, условно говоря. Конечно же, они Украиной управляют, как марионеткой, как инструментом. Причём, инструментом одноразовым. После того, как он будет использован, судьба Украины совершенно не волнует Соединённые Штаты, и западных их друзей. Они им нужны просто как пушечное мясо, одноразовое пушечное мясо.

Вопрос только в другом, что Соединённые Штаты тоже выжидают. Они не собираются устраивать нам третью мировую войну, отнюдь не собираются. Они собираются повторить вариант с Советским Союзом. Великий Советский Союз, обладавший колоссальными, несравнимыми с нынешней Россией, там, кратными даже, на несколько порядков большими силами, он был уничтожен без единого выстрела, изнутри. То же самое они собираются сделать и сейчас. Для этого им большая война, в которой они будут рисковать неприемлемыми потерями, вообще не нужна. А вот серия конфликтов по периметру, причём, конфликтов, которые будут не победоносны для России, но из которых Россия не сможет вылезти, — это именно цель.

07:32

Если бы в 2014 году Россия взяла всю Новороссию, она бы сейчас не имела этой войны — раз. По одной простой причине: без Днепропетровска Украины не существует. Она остаётся без всего. Без Одессы, без Харькова, без Днепропетровска Украина воевать не может.

Мы имели бы те же самые санкции, те же самые проблемы, то же самое давление Запада, но не имели бы сейчас там войны.



Вместо этого у нас язва, которая кровоточит. И при этом никакой победы нет, а есть деморализация населения. И Донбасса колоссальная деморализация, и деморализация всех этих патриотов. И я деморализован, в значительной степени, потому что, согласитесь: с чего начиналось — и к чему пришли. Вот просто, если не смотреть в ретроспективе, взять, что говорилось два года назад, ну, полтора года назад — и что говорится сейчас. Вот, просто поставить рядом.

08:35

Вот показали этот ролик, весны или лета 2014 года, где нарисована Новороссия, где Игорь Иванович Стрелков — герой (ну, там ещё куча эпитетов всяких). И сейчас — Игорь Иванович Стрелков, как там: «Игорь Гиркинд — агент израильской разведки», да? — во всех интернетах. Которого запрещено упоминать на центральных телеканалах. Есть разница?

А, между прочим, я-то не изменился. У меня как была позиция, так она и осталась. Значит, может изменился не я? Может быть, изменился вектор нашей власти? Я остался верен своим взглядам и убеждениям. Я и сейчас готов воевать. Только мне никто возможности такой не предоставит, даже в качестве рядового. Меня туда просто не пустят. Я об этом прекрасно знаю заранее.

То есть, с этой точки зрения, никакой войны они бы нам не развязали. Им нужна вялотекущая, нудная, деморализующая война, и здесь, и в Сирии. И если они ещё где-то развяжут, или мы куда-то сдуру влезем, то они и там нас замечательно поймают в капкан и будут из нас пить кровь. Как пиявки, как упыри. В расчёте на то, что, рано или поздно, здесь под давлением экономического кризиса, ими же, в основном, и спровоцированным, они организуют переворот, который отдаст им всё без боя. Вот их цель, она просто у них нарисована, написана просто открытым текстом.

10:09

Вопрос: Игорь Иванович, Сирия — это авантюра, да?

Игорь Стрелков: Я считал и считаю, пусть меня обвиняют в чем угодно, что Сирия – это авантюра. Авантюра, причем навязанная нам извне. У меня и информация есть по этому поводу определенная, к сожалению, она не подтвержденная, поэтому я не могу ею оперировать свободно. Но по всем параметрам нам там делать, в общем-то, было нечего. То, что мы там сделали, надо было сделать, как минимум, два года назад, в 2012 году, три года назад. Вот тогда бы это была помощь для Асада, тот камень,которыйсклонил бы чашу весов на его сторону. А мы вошли в Сирию, в тот момент фактически, когда сирийская армия отступала на всех фронтах и теряла стремительно боеспособность, когда две трети страны перешли в руки боевиков, когда армия была исключительно деморализована. И мы вошли туда контингентом недостаточным для того, чтобы одержать решительную победу. И вот опять же, возьмите в ретроспективе, как все начиналось.

Если у вас память хорошая, вы должны помнить. Вот сейчас мы за месяц поможем Асаду восстановить территориальную целостность Сирии. А что сейчас? А сейчас мы начинаем вести переговоры в Женеве, участвовать в них, на предмет типа того, что есть боевики хорошие, есть боевики плохие, есть боевики, с которыми можно договариваться. Риторика сменилась почти что, ну не на 180 градусов, но на 90 точно. Это почему? Это потому, что, видимо те задачи, которые ставились в начале, они оказались невыполнимыми.

Возникает логичный вопрос: а кто-нибудь отвечает за то, чтобы заранее, а не по факту, определять, что может быть. Что, оказывается, в Сирии есть интересы Турции, что в Сирии есть масса туркоманов, которые фактически очень близки к этническим туркам. Ну, примерно, как у нас – мы и белорусы. Что там все окружающие страны, включая Израиль, Иорданию, Саудовскую Аравию, они все враждебны Асаду. И все поддерживают своих боевиков, и все они будут их снабжать. Даже при самом лучшем варианте, мы получаем в Сирии второй Афганистан.При самом лучшем, если мы сможем взять под контроль большую часть Сирии. Потому что война не прекратится. И кто-нибудь об этом думал, влезая в авантюру?

А у нас, опять же, влезая в эту авантюру, имея фронт на Донбассе, с непрерывно наращиваемой украинской армией… ну, если мы такие богатые, и такие умные, и такие победоносные, то чего ж мы пошли за сирийцев-то воевать? У нас своих, русских, не освободили, оставив в тылу фронт, замороженный. Так у нас, еще, извините, и на Кавказе неспокойно. Сейчас будет социально-экономическая ситуация ухудшаться, и Кавказ снова начнет дымить. И в Средней Азии далеко не все спокойно. Мы что, будем копить конфликты, в которые мы влезли, пока не надорвемся. Я считаю, что в Сирию, в той ситуации, в которой она находилась, залезать было нельзя.

Несмотря на то, что я очень хорошо отношусь лично к Асаду, он показал себя настоящим борцом, за свою страну, за свой народ. Но при всем при том, это, на мой взгляд, для России, это была авантюра, и является авантюрой. А вот то, что делается сейчас – это отдельный вопрос. Ну, слава Богу, не мне его приходится решать. Потому, что я не вижу стратегических ходов, ведущих к выигрышу. То есть, в ситуации, в которую мы там попали. Уйти оттуда – расписаться в собственном бессилии. Победить невозможно. Воевать с Турцией – это грозит серьезным поражением, потому что за Турцией стоит все НАТО. Здесь я не вижу ходов, со своей позиции, со своей колокольни, со своего насеста, не вижу ходов, которые были бы выигрышны для России как для государства, для страны. К сожалению. Может, эти ходы есть, но ни в интернете, ни по телевизору их не показывают. Если бы они были, о них бы, я думаю, начали говорить.

14.35

Вопрос: Вы говорите о том, что ситуация не анализируется. А как вообще принимаются решения военными, как все крутится?

15.03

Игорь Стрелков: Вот здесь меня назвали военным профессионалом. Я могу смело сказать, что я военным профессионалом в чистом виде не являюсь. Я действительно не заканчивал ни одного военного учебного заведения. Единственное мое военное образование, и то не военное, а оперативное – это пятимесячные курсы при Академии ФСБ. Все. Больше я ничего нигде не оканчивал. Ну, какие-то курсы переподготовки двух-трех недельные, но это ни о чем. Поэтому брать на себя, говорить, что там думают в Генеральном штабе, я не могу даже анализировать.

Военные подчиняются всегда приказам. Военные – это тоже инструмент. Пушка – это последний довод короля.


Ultima ratio regum («Последний довод королей»)

Но не пушка руководит королем, король пушкой. Военные подчиняются политикам. О чем думают наши политики, я не знаю. Наши военные были способны и освободить всю Новороссию, осенью 2014 года, я в этом уверен. Наверно, теоретически, при определённом напряжении сил, при мобилизации, способны победить и Турцию. Вопрос в политиках, именно они определяют, куда идти военным. Военные – инструмент, сабля. Рука рубит саблей, а не сабля рукой. Поэтому здесь вопрос немножко некорректный.

А что касается смысла – мы уже касались корпораций, которые правят государством. К сожалению, у нас уже очень давно интересы этой корпорации и государства разошлись. А что касается того, как мы жили все эти годы – то, извините, при ломовых ценах на нефть и на газ, которые составляют в доходной части бюджета, опять же говорю с чужих слов, я сам не экономист, но вот то, что я читал -52%, можно было жить на нефтяную ренту. Вот сейчас эта рента рухнула, и мы сейчас будем ощущать все… Причем, она рухнула целенаправленно, американцы уронили нефть ниже своей фактической себестоимости. Именно они открыли свои стратегические запасы нефти и продолжают ее качать, за цену, ниже себестоимости. Чтобы уронить нас, и не только нас, но и остальные сырьевые придатки свои, как они их называют.

17.20

Вопрос: Какие силы Вы видите в России, которые созвучны вашему Комитету, которые бы могли быть вашими союзниками.

Игорь Стрелков: Политических сил в чистом виде, которые были бы нашими союзниками нет у нас вообще с политическими силами плохо, если на то пошло. У нас есть системная оппозиция, которая там в Думу заходит. А если брать шире, то нашими союзниками, не сейчас, на данный момент, а теоретически, видим всех наших государственных чиновников, которые работают на государство, у которых нет запасных аэродромов за границей. В случае крушения государства они потеряют все. Все потеряют военные, все потеряют сотрудники спецслужб. Все потеряют, между прочим, даже многие олигархи, которые не имеют активов за рубежом, и которые попали в списки людей, на которых наложены западные санкции.



Потенциально у нас должна быть огромная поддержка людей. Потому что подавляющей массе людей не выгоден дальнейший распад страны и приход к власти либералов, вроде Ходорковского. Подавляющей части.

Другой вопрос, что они не организованы, военные и спецслужбы продолжают выполнять свой долг согласно тому, что им спускают сверху. А спускают сверху им зачастую именно либералы. Но эта ситуация может измениться именно в момент кризиса. Если мы сможем обозначить. Суметь обозначить, что мы не враги страны, не мятежники-заговорщики, стремящиеся к ее распаду или подчинению какой-то то там западной силе – сможем мы это сделать, сможем –может быть, они к нам и придут в решающий момент, а не будут, как в 91 году сидеть и наблюдать, ждать приказа, когда же их позовут. Которого не будет.

В 91 году вся проблема заключалась в том, что не было приказа. Все говорят. Вот сидели-сидели, сидели-сидели и дождались приказа о разоружении. Или о присяге этим вот этим там украинам, казахстанам, киргизиям независимым. Досиделись. А потенциально у нас огромное количество сторонников, и все силовики – это потенциальные наши сторонники, кроме там, может быть, каких-то коррумпированных высших генералов, которые повязаны с кем-то из генералов.

20.28

Вопрос: Вопрос о Вашем отношении к операции по принуждению Грузии к миру. Для меня лично было шоком. Я не думал, что мы быстро и решительно победим. Вопреки общей политике Медведева

Игорь Стрелков: Подождите, я не считаю, что мы быстро и решительно победили. Грузию действительно принудили к миру, но полной победы со сменой режима в Грузии, то есть с полным закрытием всей ситуации вокруг Южной Осетии и Абхазии не произошло. До сих пор остается тлеющий, законсервированный конфликт. Поверьте, если ситуации в России начнет меняться в худшую сторону, мы узнаем о новых радостях на том направлении. Замороженный конфликт.



То есть, военные одержали победу, да, решительную, громкую, сокрушительную. Но которую наши политики тут же в значительной степени дезавуировали и заморозили.

Вопрос: Была информация, что такая решительная победа была одержана благодаря генералу, который действовал сам по себе

Игорь Стрелков: Не знаю, не готов ответить. Я сам лично в этой военной кампании не участвовал, не видел это изнутри, в отличие от первой и второй Чечни, и не обладаю информацией достоверной о том, как это все происходило. О различных версиях читал очень много.

22.12

Вопрос: У нас такое предложение к Верховному Главнокомандующему, в связи со сложной обстановкой: чтобы все молодые люди на Северном Кавказе, Ставропольский край служили на местах, поскольку они лучше ориентируются в ситуации в этом сложном регионе. Поддерживаете ли Вы?

24.40

Игорь Стрелков: Естественно, не мне этот вопрос решать. Но в целом, это ведет к дальнейшему дроблению государства.

Тактический успех — это может принести, на время, потому что уменьшит количество межнациональных конфликтов, успокоит местное население с точки зрения, что их дети будут рядом. А стратегически, на мой взгляд, это будет большой ошибкой, особенно в ситуации предсмуты. Потому что это фактически приведет к созданию мононациональных вооруженных формирований на территории всех национальных республик. Которые в случае каких либо событий негативных, будут, естественно, находясь в собственной среде, будут действовать не исходя из интересов России, а исходя, из интересов своей, какой-то национальности.

25.46

Вопрос: Мы говорим о будущем, а оно уже состоялось – у нас есть мононациональная республика Чечня, есть мононациональная республика Ингушетия, и в Чечне есть своя вооруженная армия, которая выступает уже как субъект международного права.
Я понимаю, но здесь обсуждать проблему Чечни, которую мы с вами решить не можем никаким образом, потрясем воздух – только так.


Игорь Стрелков: Но если не решить, нам нужно как из русской Чечни уходить отсюда, из Ставропольского края
Ну вот сейчас мы договоримся до 282 статьи. Прямо сейчас, не сходя с этого места. Давайте с вами это обсудим в личном разговоре, потому что сейчас это будет потрясением воздуха, и получим заслуженное обвинение в экстремизме, разжигании межнациональной розни. Давайте не будем.

Вопрос: Меня интересовала Ваша экспертная оценка…

Игорь Стрелков: Я ее высказал


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments