Omega45 (omega45) wrote,
Omega45
omega45

Чего боится Путин

Оригинал взят у amfora в Чего боится Путин
Считается, что Путин боится потерять деньги, которые у него хранятся за рубежом и именно этим его шантажирует Запад. Этим же по распространенной версии Путина припугнул господин Буркхальтер в начале мая 2014 года, после чего "самый влиятельный" резко передумал поддерживать Донбасс и Новороссию, зато начал последовательно поддерживать Киев и Порошенко.

Нет, на самом деле это не так.

Неужели кто-то всерьез верит, что Путин держит за рубежом деньги на счетах, оформленных на свое настоящее имя или на имена своих друзей и родственников?

Даже обычному барыге понятно, что нетрудовые доходы надо ныкать так, чтобы ни один друг не знал. Потому что в случае чего друг нахлобучит первым. И раскладывать нетрудовые доходы надо по разным кучкам. При этом банк - далеко не самое надежное место.

А Путин - не просто барыга, он кадровый особист. И хотя он перевертыш, но знания и опыт работы в спецслужбах это не отменяет. Поэтому нетрудовые доходы Путина должны быть заныканы так качественно, что вычислить их в полном объеме невозможно. Да это на самом деле и не нужно.


Поиск "секретных счетов Путина" - удел идиотов, к которым ни ЦРУ, ни другие западные спецслужбы явно не относятся.

Зачем искать по всему миру нычки Путина, которые могут быть повсюду, от Кубы до Афона и от Мальты до Шанхая, причем не в банках, а в конспиративных исповедальнях, которые хрен раскроешь - зачем это все искать, если можно банально "вести клиента"?

Да, наверное Путин заныкал за рубежом какую-то сумму денег. Даже наверняка заныкал. Но чтобы воспользоваться этими деньгами, ему нужно будет сперва сдать дела и отправиться на покой. Вот только кто его просто так отпустит с галеры?

Чтобы отправиться на покой и возрадоваться своим богатствам, Путину нужно сперва отпроситься у тех, на кого он работает - у своего окружения, у представителей элиты - у всех, кого он прикрывает, крышует, кто дал ему власть в 2000 году и поддерживает все последние 17 лет.

Но те, кого крышует Путин, не заинтересованы в его уходе. Именно поэтому они создали в стране культ Путина и убедили народ в его незаменимости. Именно поэтому Путин не ушел на покой ни в 2008, ни в 2012 году.

Сидеть четвертый срок - это не прихоть Путина, а желание его окружения и элиты, которой Путин выгоден.

Путин очень точно выразился, когда сказал про себя, что является рабом на галере - это так и есть.

Он сидит в Кремле как в клетке, под постоянной охраной, каждый его шаг контролируется и каждое его действие анализируется на предмет соответствия интересам окружения и элиты.

Это золотая клетка, в которой создан наилучший возможный микроклимат для эффективного управления галерой, а также условия для отдыха, чтобы набираться сил для дальнейшего управления. Но это все равно клетка.

Может ли Путин банально сбежать? Вряд ли.

Скорее всего он даже не добежит до выхода. В одном из длинных коридоров из какого-нибудь кабинета будет выставлена нога, о которую Путин запнется, упадет и вокруг соберутся дяденьки, недовольные поведением главного гребца.

Но даже если представить, что Путин сбежал - что потом? Скрываться в Латинской Америке под чужим именем и вздрагивать от каждого шороха?

А есть ли смысл пускаться в рискованные бега и провести последние годы, пугаясь каждой тени, если можно жить в золоте и шоколаде, пусть даже в форме клетки, но зато с идеальным микроклиматом, каждый день слушая дифирамбы?

При всей зависимости от окружения и элиты, несмотря на тяжесть золотого весла, которым приходится грести, несмотря на необходимость постоянно протискиваться между либеральными настроениями элиты и созданным в телевизоре образом патриота - Путину гораздо проще и спокойнее делать то, что он делает и не дергаться. Тем более, что именно к этому он сознательно шел долгие годы.

Это значит, что все возможные нычки за рубежом, которые он мог сделать и скорее всего сделал - далеко не главная ценность.

Важно понимать следующее:

Если Путина когда-нибудь отпустят с галеры по-хорошему, полюбовно, подготовив замену, то как и всякому эффективному топ-менеджеру крупной корпорации, ему будет обеспечен "золотой парашют". И этот парашют удовлетворит все его потребности.

Если Путин уйдет по договоренности с российской элитой, то ему, как и Ельцину в прошлом, будет обеспечена безбедная старость, он сможет кататься в свое удовольствие по всяким храмам и местам силы, летать со стерхами и нырять на батискафе.

Если же Путин будет уходить по-плохому, то он либо не добежит до выхода, либо добежит, но его последние дни превратятся в кошмар, сопоставимый с жизнью в камере смертника - в ежедневное ожидание казни.

Поэтому главное для Путина - не его зарубежные нычки, которые скорее всего не понадобятся и даже лучше будет, если не понадобятся, потому что являются по своей сути запасным парашютом, который "лучше бы не пригодился".

Главное для Путина - сохранять расположение и доверие элиты.

Ведь если Путин выйдет из доверия элиты и своего непосредственного окружения - он скорее всего просто не добежит до своих западных нычек. Он просто скончается от неизвестной науке болезни, после чего в стране объявят трехдневный траур, а затем народу с помпой представят нового царя.

Если Путин выйдет из доверия элиты и окружения - его охрана быстро превратится в конвой.

Путин слишком давно находится во власти и слишком много знает, чтобы его окружение могло допустить возможность его свободного выхода с галеры, когда он захочет.

Поэтому Путин должен продолжать делать то, ради чего его сделали президентом и держат до сих пор - защищать интересы российской элиты вообще и своего окружения в частности - прикрывать, крышевать, обеспечивать возможность заниматься налаженным бизнесом, ради которого в 1991 году в России и сменили власть и общественно-политический строй.

Это значит, что Путин больше всего боится не за свои нычки, а за нычки своего окружения и за бизнес российской элиты в целом.

Потерять собственную нычку для Путина - ерунда, останутся другие. Даже все сразу потерять не страшно - можно еще наделать. Пока Путин находится во власти и управляет страной с огромным бюджетом (включая закрытые статьи) - нычки будут воспроизводиться быстрее, чем любая зарубежная спецслужба сможет их обнаруживать.

Для Путина страшно, когда свои зарубежные активы начнет терять окружение, элита.

А самое страшное - когда элита начнет терять бизнес.

Потому что пока есть бизнес, пока он дает прибыль - любую единовременную потерю можно восполнить. Трудно, неприятно, но можно.

Когда же перестанет работать бизнес, когда он станет убыточным - любые накопления начнут таять как снеговик весной. Тем более, что у деловых людей большая часть средств обычно находится в деле и заначки относительно невелики.

Этого и боится Путин - потери сбережений и бизнеса своим окружением и элитой.

Путин боится массовых потерь.

Потому что если потеряет один - его можно выставить, как Березовского или Ходорковского. Двоих, троих можно выставить. Но когда терять сбережения и бизнес начнут сразу многие - они сами сделают с Путиным то, что случилось с Березовским или Ходорковским.

Этого Путин и боится.

Боится оказаться на месте Березовского или Ходорковского, причем вероятнее всего именно вариант Березовского, только очень скоропостижный, минуя долгие годы эмиграции, сразу с шарфиком в душе. И еще есть вариант Литвиненко, когда вокруг соберутся родственники, все будут желать здоровья, но сделать будет уже ничего нельзя.

Это значит, что Буркхальтер припугнул Путина не арестом его собственных нычек, а арестом нычек его окружения или чем-то подобным.

И Запад шантажирует Путина не его сбережениями, а перспективами перекрыть кислород для бизнеса его окружению и российской элите в целом.

Потому и выпрашивает Путин снять санкции, ссылаясь то на законные права бизнеса, то на выполнение минских соглашений, то на готовность со всеми торговать.

Санкции бьют по самому уязвимому месту Путина - по сбережениям и бизнесу его окружения и российской элиты. Санкции приближают тот момент, когда ФСО превратится для Путина из охраны в конвой, когда в чайничке окажется не очень полезный для здоровья чай или случится какая-нибудь другая неприятность.

И торг идет не только и не столько за отмену тех санкций, что уже введены, сколько за то, чтобы не были введены новые.

Потому что к ранее введенным санкциям все уже чуть-чуть привыкли, адаптировались, начали воспринимать их как "новую реальность". А вот новые санкции могут переполнить чашу терпения и подвести российскую элиту и непосредственное окружение Путина к мысли, что "пора кого-то менять".

И тогда быстро окажется, что Путин не так уж незаменим, как считалось прежде.

Быстро окажется, что очень даже заменим.

И не только заменим, но и смертен. При этом, как подчеркивал Воланд, - внезапно смертен.

И где наступает эта внезапность - скорее всего сам Путин не очень-то представляет.
И этой неизвестности наверное боится больше всего.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments