Omega45 (omega45) wrote,
Omega45
omega45

Не раскаявшиеся.

Оригинал взят у polynkov в Не раскаявшиеся.
Иногда у меня возникает ощущение, что я единственный кто виноват в трагедии, которая случилось под Донецким аэропортом 26 мая 2014 года. Не скрою, я занимаюсь расследованием этого дела в том числе и потому, чтобы снять с себя хоть часть грузы этой вины. Разделить её с другими, кто стал виновником гибели добровольцев из России. И каждый год на 26 мая я жду хоть каких то покаянных слов от Александра Ходаковского и Александра Бородая, которые хоть частично признают свою вину и помянут погибших в тот день добровольцев.

Ходаковский мог сказать. что-нибудь в духе: Моя вина, мужики. Верил в то, что с теми, кто в аэропорту можно договорится. Поверил им на слово. И послал вас на смерть. Я вас никогда не забуду и сделаю всё, чтобы смерть ваша не была напрасной.
А Бородай стёр бы с лица кривую ухмылку, признал, что надо было дать уйти группе в Славянск, постоял бы в минуте молчания и нашел бы возможности, чтобы  как глава Союза Добровольцев Донбасса на законодательном уровне утвердить 26 мая - как День Памяти павших добровольцев.
Но нет. Ничего этого не было.
26 мая Ходаковский как обычно писал многобуквенно, но  не о том. В самом конце одной из своих простыней, даже позволил себе постебаться на тему
Осознаю, что и так превысил текстовые лимиты, но не могу не затронуть эту тему: сегодня день, когда Украина впервые применила авиацию против Донецка, а мы расстреляли своих в камазах. Я много и подробно излагал раньше детали произошедшего, некоторые упорно предпочитали возлагать вину за него на меня, да, в принципе, и предпочитают, но некоторые оче-е-е-нь хорошо знают связь между такими происшествиями и словом "картинка". Я бы предложил назвать 26 мая официальным днем политтехнолога. Пусть и у них появится свой праздник.

Но на следующий день вечером, он все-таки нашел возможность написать о той трагедии в печальном ключе.

Вчера оказался на Путиловском мосту в точке, где был уничтожен второй камаз с ополченцами. Я проехал блокпост, проехал группу мужиков в военной форме, без оружия стоявшей и сидевшей рядом с местом, где окончила свой путь машина, и доехал до пролома, преграждающего нынче путь в аэропорт. Спутник зажег свечи, а я стоял и смотрел вокруг, пытаясь вспомнить тот день, с которого для нас началась война.

Неожиданно оставленная позади группа мужчин подошла ко мне - ими оказались ополченцы четырнадцатого года, из которых были даже те, кто находился в тот день в камазах и выжил. Мне не сложно было смотреть им в глаза, они тоже уже все для себя выяснили и установили.... Встретились просто люди, пережившие в тот день недюжинную драму и потерявшие своих близких.... Тогда в одном из камазов погиб мой друг - он тоже поддался соблазну влезть в кузов и получил аккуратное отверстие за ухом. Он носил рыжую бороду, в девяностые бандитствовал, потом был послушником в монастыре, а потом оказался в камазе. Чеченцы приняли его за своего, забрали из морга и похоронили в Горловке по мусульманскому обряду. Мы его отыскали и перезахоронили. С тех пор погибло очень много наших товарищей, но первые, и особенно ТАКИЕ потери - не забываются.


Как его печаль застигла, а? Аж, через сутки после памятной даты. И не слова покаяния.
Стрелков очень верно оценил эпистолу Ходаковского.
"Ходаковский разместил на своей странице "проникновенный" текст о гибели 38 русских добровольцев в аэропорту. И ни слова о том, что именно он руководил этой провальной операцией.
И после этого кто-то будет утверждать, что он "изменился" за прошедшие три года? Был и остался лицемером, не желающим нести ответственность за свои дела. А дела он делал в 14-м сплошь паршивые и кроваво обошедшиеся ополчению. И не только проигранные бои (полагаю ,что Ходаковский все же не работал на укров, а просто был плохим и легкомысленным командиром с непомерными личными амбициями) - но и полное самоустранение "Востока" от совместной защиты Донецка в июле-августе 2014 года - вот за что с него я очень хотел бы спросить. Но тогда не имел возможности из-за нежелания устраивать "внутреннюю гражданскую войну" в Донецке, а сейчас - тем более. Но простить ему тогдашнее предательство (выразившееся, в том числе, в переманивании подразделений Славянской бригады к себе - в невоюющий "Восток" прямо в разгар боев за Шахтерск) - не прощу никогда. Предателем он в моих глазах был - предателем и останется навсегда. Какие бы "крокодиловы слёзы" не ронял теперь об "упущенных возможностях" и "напрасных потерях"."


Даже добавить нечего.

Что же касается Бородая, то его минута молчания в память о погибших добровольцах превратилась в полный игнор этой трагедии. Наверное, очень уж он хочет вычеркнуть из своей памяти тот день


Кстати, один из главных вопросов трагедии того дня. С кем по телефон разговаривал "Искра", прежде чем отдать команду грузиться всем в камазы.

Вообщем в отличии от рядовых бойцов Востока, которые нашли нужные слова , эти господа не раскаялись и поступили согласно официальной позиции ДНР по тому дню.

Но ничего. Вырезать и уничтожить из памяти тот день у них не получится. Я не дам. Мы не дадим. Рано или поздно угрызения совести и ожидание страшного суда заставят их выть от боли. И без разницы верующие они люди или атеисты.
Хочу сейчас процитировать строки из книги Павла Зябкина, одного из погибших в тот день добровольцев.
— Религию придумали трусы, — вещала Люба, держа стакан пива в руке, просто страшно, что после смерти умрешь навсегда, и ничего не останется. Просто небытие. Вот и придумали, что со смертью жизнь не закончится. Таким образом, просто самоуспокоились. Мол, душа не умрет, она бессмертна. Это трусость. Признать, что ты умрешь, раз и навсегда, вот где требуется мужество. А религия удел слабаков, таких как ты, — не преминула она уязвит Вовку.
— Люба, а ты никогда не думала, — ответил Вовка, — что вечный ад, ведь не так-то просто попасть в рай, страшнее любого небытия. Скорее наоборот, трусам выгоднее атеизм. Умер и все. Ушел от расплаты. Можно сказать отдыхаешь. Что лучше, просто уйти в небытие, заснуть и не проснуться или вечные муки. Муки, которые никогда не кончатся. И жить с сознанием того, что вечная жизнь может быть вечной жизнью в муках, кого же успокоит такое? Нет, тут дело не в самоуспокоении. Слишком примитивно думать, что так люди избавлялись от страхов, скорее наоборот.


Вечная память и вечный покой тебе "Зяба".

А всем виновным в твоей гибели покоя не будет и после смерти.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments