Omega45 (omega45) wrote,
Omega45
omega45

Контуры осеннего расклада (2)

Оригинал взят у miguel_kud в Контуры осеннего расклада (2)
(Продолжение. Анонс-обозрение тут, начало тут. Начало здесь.)


Метания власти между сценариями сохранения или передачи власти сопровождаются аналогичными метаниями среди «несистемной» оппозиции. Различные группировки развивают бурную деятельность, стремясь либо влиться в уже обозначивший себя тренд прозападного протеста, либо заявить о своих претензиях на самостоятельную роль. При этом практически у всех наблюдается какая-то непонятная спешка, как будто они боятся не успеть на уходящий поезд. С сугубо практической точки зрения, это мельтешение никак не тянет на сколь-нибудь серьёзный политический «замах» на власть. «Замах» здесь как раз на копейки, но если кто-то эти копейки в него вкладывает, значит, это кому-нибудь нужно.

Пока что текущие процессы перегруппировки в оппозиционной среде наводят на две содержательные мысли о стоящих за ними причинах: первая – что власть таким образом создаёт «закладочки» на «всякий пожарный», которые могут быть задействованы смотря по обстоятельствам и как таран для взятия власти, и как ширма для верхушечного переворота, и как фактор давления на кооператив «Озеро» или других участников процесса, и вторая – что это различные группы влияния создают таким образом «задел» для будущей схватки, так сказать, расставляют свои фигуры на доске.

Навальный: ставка на поляризацию общества

В рамках линии на имитацию разрыва с путинским режимом продолжается кампания по надуванию фигуры Навального и движения в его поддержку. От стадии обозначения своих претензий на монополию в антипутинской среде сейчас проект «Навальный» перешёл к стадии радикализации и политической поляризации общества.

С тактической точки зрения, радикализация – вполне резонный ход для Навального и тех, кто за ним стоит. С тем бессмысленным набором лозунгов, с которым он выступает с трибуны, с упорным нежеланием браться за реальные поводы для протеста и, в конце концов, с его «послужным списком» былых «перемог» у Навального нет никаких шансов на широкую поддержку, и ему неизбежно приходится делать ставку на обострение и нагнетание истерии с помощью силовых провокаций. На митинги 12 июня пришло в разы меньше людей, чем 26 марта, и пытаться упирать на количество городов, принявших участие в акции, – это ни о чём. Так слона не продашь, то есть в топ заголовков не попадёшь. А вот картинка избиения «мырных протестувальныкив» злобными ОМОНовцами – самое то, и реакция Запада это наглядно подтвердила.

Со своей стороны, Кремль продемонстрировал неспособность предотвратить подобные провокации вкупе с неготовностью их нейтрализовать. Всё в лучших традициях Януковича – сначала пускаем провокаторов в центр города, потом боимся их разогнать и показываем свою слабость. Теперь главное – сделать подобные акции регулярными, приучить общество к тому, что потасовки с «космонавтами» – это не больно и не страшно, лепить из этих потасовок собственный героизм и жертвенность и просто ждать того повода, когда значительная часть общества сама попрёт на баррикады. Сценарий разыгрывается по нотам, майданная методичка не меняется.

Для создания героического образа и обоснования необходимости радикализации нужно противопоставить свои «высокие прогрессивные цели» якобы низменным или даже преступным мотивам тех, кто их не разделяет. Ещё одна классическая разводка, конструирование значимого Иного, этакого ментального антипода, противопоставление которому легитимизирует все выходящие за рамки приличий лозунги и действия, вплоть до насилия. Одной только власти для этой роли недостаточно, нужно конкретное воплощение «вселенского зла», достаточно близкое, чтобы можно было выместить на нём нарастающую злобу. Нужно перевести вектор политической ненависти с недосягаемого для прямого удара режима на те группы населения, поддержка которых будто бы и позволяет режиму сохранять власть. Так конструирование ментального антипода приводит к неизбежному запуску технологии поляризации общества.

Поэтому поляризация – необходимая технология для революционной смены власти и последующего проведения радикальных изменений, на которые не пошла бы неполяризованная страна. Поляризация позволяет указать на «неправильную» часть общества, представив её воплощением всех зол и главной бедой страны, ради победы над которой допустимо нарушать закон и прибегать к насилию над представителями власти и её «титушками», к каковым причисляются все неугодные социальные группы. Поляризация позволяет, добившись громкой победы, исключить противостоящую часть общества из процесса принятия решений, при необходимости подавляя её сопротивление силой. Мы хорошо видели это на Украине, когда десятилетняя кампания расчеловечивания дончан была быстро переключена в режим ненависти к «колорадам» и «ватникам», подлежащим полному подавлению ради торжества украинизации и «европейского выбора». При этом раскол, обусловленный поляризацией, может быть и достаточно искусственным, поначалу надуманным и лишь постепенно раздутым до масштаба обще- или даже межнационального противостояния.

Тенденция к поляризация была заметна уже после митингов 26 марта (см. «Аналитика наоборот»), когда «навальнята» агрессивно набрасывались в сети и в реале на всех, кто по каким-либо причинам не разделял лозунгов «антикоррупционного протеста», обвиняя их в поддержке власти. «Раз ты не за Навального, то ты за Путина». Но на данном этапе поляризация перешла в иную плоскость, где на роль главного ментального антипода назначаются уже не абстрактные «путиноиды», а именно сторонники «крымнаша» и Новороссии, в лучших майданных традициях именуемые «ватниками».

То, что агрессия «либерастов» направлена в первую очередь против русских патриотов, стало понято уже по медийному сопровождению митингов 12 июня, когда «навальнята» активно понесли по сети фотографии якобы бывших «беркутовцев», служащих теперь в Росгвардии и участвующих в задержаниях участников митингов. Фотографии довольно сомнительные, сходство лиц неочевидное, однако скорость, с какой они распространялись, однозначно говорила о заранее спланированной акции с целью расчеловечивания сотрудников полиции и преодоления ментального барьера в отношении применения к ним открытого насилия. «Они уничтожают нас, как уничтожали киевский майдан!» Ну а когда в твиттере и других соцсетях пошли подобные лозунги, картинка стала очевидной.




Иными словами, навальнятам нужно спроецировать майданную технологию на российскую почву, причём в ускоренном темпе. Ничего лучше, чем аналогии с укромайданом, они не придумали, но, что самое поразительное, они не только её не чураются, но и всячески выпячивают. Казалось бы, в условиях тотального неприятия украинского майдана в российском обществе Навальному следовало бы всячески отрицать сходство своих протестов со скачками на майдане «Нет, мы не за трусики тут скачем, у нас серьёзный протест», но вместо этого идёт оголтелое воспевание и подражание майдану с поляризацией общества по тем же критериям, что и у свидомитов. Иными словами, группа Навального сознательно жертвует темпами нарастания популярности сейчас для упрочения каких-то стратегических позиций в будущем. Для чего это делается?

По всей видимости, задача Навального – подготовить почву не только для смены кремлёвского фронтмена и кооператива «Озеро», но и для быстрого проведения в жизнь капитуляционного пакета, необходимого для одномоментного прекращения конфронтации с Западом с принятием всех его требований по Донбассу, Крыму, Курилам, Калининграду, сдаче ядерного оружия и т.п. Даже если эти уступки и получится повесить на главстерха, их надо легитимизировать в глазах общественности как неизбежное и вынужденное «восстановление справедливости», а не позорную капитуляцию. Очевидно, что провести их совсем без сопротивления не получится. Но подавить сопротивление можно, если заранее увязать в общественном сознании тех, кто будет сопротивляться капитуляционному пакету, с режимом Путина. «Ватников», будто бы служивших опорой «злочынной панде», подавлять не только можно, но и должно, так им и надо! Санкции и проблемы – это всё из-за них. И неважно, что они в большинстве своём возмущены предательством Донбасса и не поддерживают путинский режим, так же, как дончане не поддерживали власть Януковича и олигархов. С точки зрения Навального и Ко, русские патриоты – враги никак не меньшие, а то и большие, чем сам режим. Скандалы вокруг интервью Алексиевич и ГикПикника это подтверждают как нельзя лучше (см. «Конвульсии Малого народа»).

Неважно, существует ли сейчас на самом деле разделение общества на «прогрессивных» и «ватников» – важно, что это разделение можно создать и натравить их друг на друга в той или иной форме гражданской войны. Пока что нельзя уверенно утверждать, что это планы, которые наверняка будут реализованы, но возможность для этого сознательно создаётся. И это сейчас, пожалуй, самая главная опасность, исходящая от западнической оппозиции.

Конечно, оптимальным для русского народа было бы не дать реализоваться именно такой поляризации, не допустить превращения поддержки Новороссии в негативный маркер для стигматизации неугодных слоёв общества, не позволить увязать патриотов в единое целое с режимом и его мнимой «агрессией». Тем более что в вопросе Новороссии и «агрессии» подлинная позиция Кремля на самом деле гораздо ближе позиции «навальнят», на что и надо всячески упирать. Нельзя принимать логику, навязанную противником, – нужно навязывать свою.

Чтобы завоевать лидерство или хотя бы серьёзные позиции в протестном сегменте общества, надо доказывать не только то, что мы большие противники режима, чем Навальный, но и то, что Навальный в ключевых, принципиальных для русского народа вопросах не является противником режима вообще. Необходимо деконструировать протестность «навальнят», показать её фейковую природу, показать, что этот фейковый протест направлен не столько на свержение режима, сколько на поляризацию общества, разжигание ненависти и стравливание различных слоёв. И тот факт, что Кремль откровенно попустительствует Навальному и его движению, но всячески прессует русских патриотов, служит красноречивым подтверждением фейковости западнического протеста.

Работать в этом направлении надо по двум каналам: во-первых, пытаться переубедить колеблющихся сторонников Навального, в особенности тех, кто склоняется к его поддержке под влиянием не столько идеологической близости, сколько конъюнктурных факторов, видя в нём единственную протестную силу против правящего режима, а во-вторых, вовлекать в протестное движение тех, кто является противником режима, но не хочет поддерживать Навального. Второй канал видится более перспективным. Потому как собственная база идейных «навальнят» очень невелика, после художеств 26 марта и 12 июня их ряды и без того редеют, но остаётся некоторое «ядро» убеждённых, которые уже сформировали свою позицию и которых трудно перехватить, даже с помощью льстивых дифирамбов «ах какая мудрая у нас молодёжь».

Этой публике надо показать, что они не смогут навесить нам свои ярлыки, что мы не будем статистами или грушами для битья, что у нас есть своя позиция и что игнорировать её они не смогут. Нам абсолютно безразлично, как их метелит ОМОН на их митингах, мы не за них и не за ОМОН, у нас своя повестка дня, свои цели и свои лидеры, с которыми они должны считаться. Мы не «ватники», мы гордые русские люди, мы презираем пресмыкательство перед Западом – что от Кремля, что от его марионеточной «оппозиции». У нас своя игра за свои, русские интересы.

Но это, как говорится, в идеале…

politnotes, miguel_kud

(Текст на "Политпрогнозе")


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments