Omega45 (omega45) wrote,
Omega45
omega45

Письмо о госпитале, которого нет.

отсюда http://vk.com/feed?w=wall151630709_27480 с ВК Жучковского

"Один ополченец попросил меня опубликовать его письмо о Первом военном госпитале ДНР. Сегодня вечером сделаю подробное сообщение об этой ситуации и некоторые уточнения к этому письму.

"Снимаю с себя ордена! Письмо о госпитале, которого нет.

Здравия желаю, товарищи! Пишет Вам «300-й» из Донецкого военного госпиталя, которого нет. Скажете, так не бывает? В войне на Донбассе нынче бывает всякое. Долг, честь, совесть и даже человеческая жизнь порой ничего не значат. Увы…

Больше года назад, когда после боев в аэропорту в Донецке появились в большом количестве первые раненые, а больницы, остававшиеся на тот момент в подчинении украинского Минздрава, морально были не готовы оказывать им помощь, на помощь бойцам пришли неравнодушные медики, которые, собравшись в одну команду, организовали Первый Донецкий военный госпиталь на базе областного лечебно-оздоровительного центра по соседству с больницей Калинина.

За этот год медики Первого военного вернули в строй почти 11 тысяч раненных! 11 тысяч спасенных жизней! Я – один из этих «трехсотых». Был ранен в феврале под Логвиново. Донецк, Иловайск, Шахтерск, Снежное, Дебальцево, Горловка – везли отовсюду. Врачи спасали всех. А зимой, когда интенсивность боев в районе Донецкого аэропорта достигла пика, медики оборудовали выездной пункт помощи прямо на передовой (!) и дежурили там круглосуточно. Неоднократно и сами рисковали жизнью, вывозя раненых на «скорых» прямо из-под огня.

Парадокс, но за год госпиталь так и не был взят на баланс ни одним из министерств ДНР. Хотя председатель Народного Совета ДНР Пургин подписал указ о создании госпиталя еще прошлым летом. Обещаний звучало много, но в итоге Минздрав и Минобороны так и не смогли определиться, для кого поддержание обороноспособности действующей армии приоритетнее. Год госпиталь работал фактически только за счет гуманитарной помощи, которую поставляли сюда различные благотворительные фонды и общественные организации, за что выражаем Вам всем благодарность, люди с сердцами.

Год коллектив медиков, а он до последнего насчитывал 151 человек, работал БЕСПЛАТНО, заработную плату сотрудникам «несуществующей» организации, естественно, никто не платил. С этим доктора смирились. Шли работать не за деньги. Но сегодня ситуация усугубилась еще больше. В верхах ДНР принято решение Первый военный госпиталь вообще закрыть (уж больно его здание в самом центре Донецка приглянулось), а функции госпиталя перераспределить между гражданскими больницами.

Фактически госпиталь уничтожен! Причем подло, нечестно и не по-мужски. Смелости открыто подписать приказ о закрытии госпиталя у власть имущих не хватило. Они разрушают госпиталь по-другому – военным подразделениям дан приказ не привозить сюда раненных, медикаменты также не поставляются… Не имея достаточно духа уволить людей, ждут, пока люди разойдутся сами. А они не расходятся.

В какие двери уже только не стучали медики с просьбой услышать их и помочь решить проблему! О проблеме знают все, но решать ее никто не спешит. О том, нужен ли во время войны военный госпиталь, и чем военная медицина отличается от гражданской, сами знаете...

Сегодня речь уже идет не столько о спасении самого госпиталя (скорее всего, чиновники своего все-таки добьются), сколько о коллективе, о команде неравнодушных, настоящих ЛЮДЕЙ, профессионалах своего дела. За год самоотверженной работы, за 11 тысяч (!) спасенных жизней им даже не сказали спасибо. Всем удобно делать вид, что этих людей просто нет. В профессиональный праздник, в День медика, когда от имени руководства врачей вообще НИКТО не поздравил, не поблагодарил, солдаты, которые находились в госпитале на лечении, были готовы снять с себя свои ордена и медали, заслуженные в боях, и отдать их докторам. Естественно, медики поступок оценили, но подарок не приняли. Медаль имеет ценность на груди того, на чье имя выписаны наградные документы."

===============================================================
Еще статья на эту же тему - отсюда http://riafan.ru/349270-donetskiy-voennyiy-gospital-bitva-za-trehsotyih/

Донецкий военный госпиталь: битва за «трехсотых»

Корреспондент Федерального агентства новостей посетил Донецкий военный госпиталь, который до войны был обычной гражданской больницей. Теперь в бывшей больнице имени Калинина спасают раненых ополченцев и мирных граждан, ставших жертвами обстрелов.

Корреспондент ФАН поговорил с теми, кто спасает людей – с врачами.

Два года без зарплаты

- Как вы оцениваете сегодняшнее состояние военного госпиталя и военной медицины ДНР в целом? – спросил корреспондент ФАН у главного врача госпиталя.

- В данный момент я не могу давать анализ всей системе военной медицины, которая существует в республике. Госпиталь до сих пор не отнесен к какому-либо министерству. Поскольку создавался он как военный, и мы оказываем помощь раненым и больным бойцам, то, на мой взгляд, он должен относиться к Министерству обороны.

Но, к большому сожалению, на практике всё не так. На протяжении года все бойцы и мирные граждане, проходившие здесь лечение, фактически лечились в учреждении, функционирующем на благотворительных началах. Мы не имеем финансирования по заработным платам и никакого базового финансирования. Снабжение медикаментами, ГСМ – всё на гуманитарной основе.

Сотрудники не получают зарплату, хотя по Донецку о нас ходят самые разные слухи… Приходит большое количество претендентов на разные должности, начиная с младшего медперсонала и заканчивая руководящими должностями. Говорят: «Вам санитарки не нужны? Санитарки у вас получают от пять тыс. гривен (десять тыс. рублей), врачи – от 19-21 тысячи гривен и больше…»

Суммы называют абсолютно нереальные. Такие слухи даже немного обижают наш коллектив. Вначале еще было весело, а теперь мы от всего этого немного устали. Из-за отсутствия денег сотрудники покидают коллектив. Надо где-то устраиваться, кормить семьи. В целом, ситуация весьма и весьма плачевная, если не сказать – критическая.

А решается всё это просто! Юридическим признанием. Но пока этого не произошло. Надеемся, что ситуация поменяется. Второй год надеемся. Посмотрим, сколько еще понадобится времени для решения этой проблемы.

Военврачи спасают людей

- А что касается вашего вопроса по поводу военной медицины, — продолжил главврач, — в районе донецкого аэропорта был передвижной медпункт. Более двухсот пятидесяти человек мы оттуда эвакуировали. Были там, где в нас нуждались. И то, что мы могли выполнить, – выполняли. Доказывали делом, а не словом. В связи с уменьшением интенсивности боевых действий значительно уменьшилась потребность в медицинской помощи. Какие-то проблемы на данный момент решаются, но было бы хорошо, если бы мы тоже были включены в часть решения проблемы. Это было бы правильно. И полезно. Прежде всего – бойцам.

- Сколько раненых в данный момент находятся в госпитале?

- Около 80 человек проходят стационарное лечение, и еще около 85-ти – амбулаторное.

- Стационарно лечатся те, кто был ранен в больших боях? В Дебальцево? Или это свежие поступления?

- Нет. Как правило, у наших раненых – это остаточные явления… Старые травмы или соматические патологии, не позволяющие бойцам выполнять свои задачи. Если боец не может поднять ящик с боекомплектом, то, разумеется, он нуждается в лечении. Осколки, которые надо удалять. Восстановление подвижности суставов. В целом это последствия боев, имевших место несколько месяцев назад. Хотя есть и свежие поступления. Но они носят, скорее, спорадический характер.

- Каков примерно процент раненых, проходящих стационарный курс лечения, от общего количества раненых, доставленных в госпиталь после боев под Дебальцево?

- То есть, сколько людей прошло через госпиталь после Дебальцево? Ну, тут надо иметь в виду, что это были в основном люди, страдающие какими-либо заболеваниями. Но в целом несколько тысяч прошло. Мы можем взять амбулаторные книги и посмотреть обращение каждого бойца. Со времени образования госпиталя пациентов было – далеко за десять тысяч. Думаем, стоящие перед нами задачи можно некоторым образом переформулировать с учетом возможных перспектив. Это было бы правильно, — отметил главный врач донецкого госпиталя.

«Трехсотые»

Корреспондент ФАН побеседовал и с хирургами, спасающими раненых. Оказалось, проблем в больнице выше крыши. У врачей порой создается впечатление, что госпиталь нужен только бойцам республики и людям, которые помогают.

- В чем госпиталь нуждается? – спросил корреспондент у одного из врачей.

- Во всем.

- А в первую очередь?

- Нужны медикаменты, питание.

- Признание! Признание, в конце концов, — эмоционально подхватил разговор его коллега. — Год уже люди работают здесь. Это истинные патриоты своей земли, Донецка, Донбасса. Работаем без зарплаты, без каких-либо претензий на что-то. Пролечили более 11 тысяч бойцов. Это целая дивизия.

- А какова динамика поступления раненых в связи с так называемым «перемирием»?

- Конечно, раненых стало меньше. Вот возьмем период праздника Пасхи. В ночь на Пасху к нам было эвакуировано 18 пацанов. В следующие сутки я заступил. 16 эвакуировали. Более 30 пацанов «трехсотых». Вот такое перемирие… Мы всех тогда вывезли. Все живые. Ну, а потом как-то пошло на спад.

- Потом сюда перестали привозить «сомалийцев», мотороловцев-»спартанцев», — разъяснил другой хирург.

- А как так получилось? Они предпочли какие-то другие госпитали?

- Нет… Просто был дан устный приказ не возить в госпиталь раненых бойцов. Потом ушли от нас батальоны «Кальмиус», «Восток»…

- А как же они справляются?

- Они пытаются у себя в расположениях что-то потихонечку мудрить. Но потом всё равно возвращаются по чуть-чуть. С осложнениями, на долечивание. Не всё у них получается.

- Какие ранения бойцы в основном получают в бою? Пулевые? Осколочные?

- Минно-взрывные травмы – 90%. В эту войну, за год – 90% именно таких раненых.

Осколочные ранения

Корреспондент ФАН побеседовал и с раненым ополченцем, проходящим лечение в госпитале.

- При каких обстоятельствах ты попал в госпиталь?

- Сам я из Новоазовска. А в госпиталь попал после ранения… 120-я (мина калибра 120 мм — прим.) прилетела. Я даже не понял, не услышал… И вот как результат – месяц в больнице.

- А где ранило?

- Марьинка. Получил осколочное. Потом – по больницам. Мать волнуется. Но волнуется еще и потому, что у меня брат родной тоже осколочное получил. Под Мариуполем в Широкино воевал. Ну и мне… Полгода минимум реабилитации, сказали. Пока нервные окончания восстановятся, через полгода только, сказали, приседать сможешь.

- Как сейчас состояние?

- Сейчас – нормальное. Перенес три операции по удалению осколков. Еще предстоит четвертая. Но это уже после того, как затянутся швы, раны позатягиваются. Всё нормально будет. Я не для того шел, чтобы получить ранение и сбежать.

- А какая у тебя военная специальность?

- Ну, на данный момент я танкист.

Голова, руки, ноги

- Какие части тела чаще всего поражаются в бою? – спросил корреспондент ФАН одного их хирургов госпиталя.

- Конечности… Голова, руки, ноги.

- Каков процент тяжелых ранений?

- Ну, наш госпиталь, по военной спецификации проходит, как госпиталь для легкораненых. С тяжелыми ранениями поступают в республиканский травмцентр. Да и не все доходят до нас. Если после войны будет проведена статистическая работа, то какие-то данные по проценту тяжелых ранений наверняка будут выведены.

- А как обстоит дело с медицинской помощью непосредственно на поле боя? Как работают санинструкторы, санитары?

- Некоторые обучались у нас. Была такая практика: в течение нескольких месяцев мы собирали группы, проводили обучение. Приходили из частей санинструкторы. И мы проводили, так сказать, ускоренный курс. Перевязка, накладывание повязок, жгутов, и т.д. Мы эти курсы проводили до нового года, но потом это почему-то всё «замялось».

- Обычно те, кто приезжает с передка «на броне», уже перевязаны, какой-то антишоковый препарат получили?

- Ребята, которые работают на месте, скажем так, соображают. Работают оперативно.

- То есть, повсеместно встречаемое наматывание жгута на приклад людям, видимо помогает…

- Ну… Сначала это делалось больше «ради форсу». Да и на старых автоматах приклад отполирован, скользит. Но потом этот форс куда-то ушел. Оружие стало оружием, а жгут применяется сугубо в медицинских целях.

- А из России какая-нибудь помощь поступает?

- Да. Медикаменты, «гуманитарка». Немного. И по многим причинам многое до нас не доходит. Но в этом ковыряться мне не хочется. Крутимся, как говорится, сами. На «личностно-звонковых» отношениях.

- А что вы думаете о дальнейшем развитии ситуации? Будет ли война продолжаться, или всё это будет по-прежнему пребывать в таком довольно странном подвешенном состоянии?

- Марш в Киеве видели, наверное, все? Более пяти тысяч жаждущих стереть Донбасс с лица земли. Да, мы понимаем, мы – медики, и, якобы, должны быть нейтральными… Но мы живем на своей земле и слышим всё, что они говорят… «Слава героям» и стереть Донбасс с лица земли? Это как? Я должен им поклониться за это? Мы к ним в Киев не ходили. Они к нам почему-то пришли сюда.



Еще видео, где рассказывается о данном госпитале

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments