Omega45 (omega45) wrote,
Omega45
omega45

Categories:

Стамбул 2020 - Дворец Ибрагима-паши (Паргалы)

Рассказывая о Стамбуле времен султана Сулеймана, нельзя не упомянуть о очень важной персоне того времени – Паргалы Ибрагиме-паше, который известен так же как Френк Ибрагим-паша («Западный человек Ибрагим-паша», потому-что любил все европейское — кушал за столом при помощи столовых приборов, имел коллекцию живописи и скульптур, которые привез из военных походов и получал в дар от западных послов и купцов, хотя ислам запрещает изображение людей), Макбул Ибрагим-паша («Фаворит султана Ибрагим-паша» - тут все понятно насчет прозвища), который позже сменился на Мактул Ибрагим-пашу («Казненный Ибрагим-паша» - а тут тем более понятно) .



Родился будущий полководец и великий везирь в греческом городке Парга (отсюда его прозвище Паргалы) в 1493 году в семье рыбака. Это была территория, которой тогда управляли венецианцы (как и другими нынешними греческими землями, Родосом например).
Где-то между 1499 и 1502 годами он был захвачен в плен во время набега пиратов на Паргу, которые продали его в рабство бейлербею (губернатору) Боснии Искендеру-паше. Там мальчика насильно обратили в ислам и дали ему имя Ибрагим. Мальчик показал себя очень способным, и его отдали учится в местное медресе (исламскую школу). Впервые он встретил Сулеймана (пока еще шехзаде, а не султана) примерно в 1514 году когда жил в имении Искендер-паши недалеко от Эдирне. Молодой грек понравился Сулейману своей образованностью, и Искандер-паша подарил раба наследнику престола. С этого времени и началась их дружба – обычного раба-грека и сына султана (напоминает историю Петра Первого и Меньшикова). Через шесть лет после их знакомства (в 1520 г.) отец Сулеймана султан Селим Явуз скончался, и шехзаде Сулейман стал султаном Сулейманом. Само собой, что молодой султан взял с собой во дворец и своего друга Ибрагима. Так началась карьера бывшего раба в Османской империи. Сначала Сулейман назначил Ибрагима на должность хранителя дворцовых покоев, что-то типа начальника личной гвардии султана, который отвечал за безопасность дворца, султана и всей его семьи. При этом Ибрагим получил к своему имени приставку «паша» и стал входить в совет Дивана ( правительство Османской империи).



В 1523 году великий везирь Пири Мехмед-паша, который был назначен на эту должность в 1518 году еще отцом Сулеймана, по состоянию здоровья попросил об отставке. Султан Сулейман принял отставку у старого паши, и предложил занять, освободившуюся должность, Ибрагиму.

Паргалы Ибрагим-паша успел себя зарекомендовать как хороший полководец. Вместе с султаном Сулейманом Ибрагим-паша принимал участие во всех военных походах. В 1521 году войска Сулеймана взяли сильную крепость Шабац на Дунае и осадили Белград. Белград сопротивлялся до последнего; когда от гарнизона осталось 400 человек, крепость сдалась, оставшихся в живых турки уничтожили. В 1522 году Сулейман высадил большое войско на Родос, 25 декабря главная цитадель рыцарей-иоаннитов капитулировала. Хотя турки понесли огромные потери, Родос и близлежащие острова стали владениями османов. В 1524 году губернатор Египта Хайн Ахмед-паша объявил себя независимым от Османской империи. Ибрагим-паша подавил бунт в Египте и казнил наместника. Так же он в звании сераскира командовал армией Османской империи во время Мохачского сражения 1526 года, осады Вены 1529 года и Персидского похода 1534—1535 гг.



Но не только военными успехами прославился Ибрагим-паша. Он неплохо проявил себя и как дипломат, и как хозяйственник-управленец. На дипломатическом фронте работа Ибрагима-паши с западным христианством имела полный успех. Изображая себя «реальной силой Османской империи», Ибрагим использовал различные тактики для заключения выгодных сделок с лидерами католических держав. Венецианские дипломаты даже называли его «Ибрагим Великолепным», сравнивая его с Сулейманом Великолепным. В 1533 году он убедил Карла V превратить Венгрию в вассальное государство Османской империи. В 1535 году он заключил очень важное соглашение с королем Франции Франциском I, которое дало Франции благоприятные торговые права в пределах Османской империи в обмен на совместные действия против Габсбургов. Это соглашение заложило основу для совместных франко-османских военно-морских маневров , включая размещение османского флота на юге Франции (в Тулоне ) зимой 1543–1544 годов. Буквально за несколько дней до своей казни, Ибрагим-паша составил проект договора, согласованный с французским послом Жаном де Ла Форе, благодаря которому на всю Османскую империю распростронялись привилегии, полученные Францией в Египте от мамлюков до 1518 года.

Хотя Ибрагим-паша давно обратился в ислам, он сохранил некоторые связи со своими корнями, даже привез своих родственников к себе в столицу Османской империи, где они также приняли ислам. Его отец взял имя Юсуф и присоединился к османской элите, став губернатором Эпира. А его родной брат занял высокий пост на флоте империи.

А вот о семейной жизни Паргалы Ибрагима-паши достоверных сведений не так много и они противоречивы. По одной из версий Ибрагим-паша был женат на Мухсине Хатун, внучке того самого Искендер-паши, у которого он был в свое время рабом. По другой версии следовало, что его женой была Хатидже Султан, родная сестра султана Сулеймана. Впрочем убедительных доказательств обоих версий немного. Но в сериале «Великолепный век» показана именно эта версия, где Ибрагим и сестра Сулеймана становятся супругами. Свадьба произошла в 1524 году, когда Ибрагим-паша уже целый год как занимал пост великого везиря и был достойным претендентом на роль султанского зятя.



Султан Сулейман Кануни подарил молодоженам дворец, расположенный на площади Ипподрома, неподалеку от Айя-Софии и Топкапы. После казни Ибрагима-паши дворец был резиденцией последующих великих визирей. В дальнейшем в нём располагались посольство, швейные мастерские, военный оркестр и даже тюрьма. В 1938 году здание передано для создания Музея турецкого и исламского искусства. Так как данный дворец не единожды был показан в сериале, то его посещение было у нас в планах изначально. А знакомство с экспонатами музея в залах дворца стало дополнительным бонусом.





Находится дворец Ибрагима-паши, как уже сказано, на Ипподромной площади. Основное здание, хоть и претерпело многочисленные перестроения и реконструкции, в общих чертах сохранило свои черты. Конечно внутри здания многие перегородки были снесены, залы расширены. Многие старые помещения дворца перестали существовать. Понять, где, например, была спальня или кухня, а где кабинет визиря — сейчас невозможно.

Я пытался найти старый план дворца, но увы в интернете его нет. Возможно где-то в архивах Стамбула и есть, но не все документы доступны для широкого доступа. В фойе музея есть примерный план дворца, но он малоинформативен, так как не содержит никаких пояснений где и какие помещения, каково их назначение. Для осмотра доступны только два этажа левого крыла здания. Правое крыло было передано управлению кадастров (о чем я писал в первых частях, рассказывая о достопримечательностях Султанахмета) и сейчас недоступно для посещения туристов.





Вход во дворец (музей) платный — 50 турецких лир, это около 500 российских рублей. На входе охрана и турникет с металлодетектором. Из-за пандемии проверяли температуру у посетителей. Тут же были санитайзеры для дезинфекции рук. Обязательно ношение маски, как впрочем и везде на тот период в Турции.



Пройдя через фойе, и находящийся тут же обязательный магазин сувениров, мы поднялись по лестнице в углу и оказались во внутреннем дворе дворца. Большая часть двора покрыта плиткой, лишь вдоль одной стены имеется участок с зеленью и насаждениями. В центральной части двора находится застекленный участок, сквозь который видно подвальное помещение (но о нём чуть позже). Тут же в углу столики мини-кафе (мороженое и напитки).







Поднявшись по внешней лестнице на второй ярус, можно разглядеть за внешним периметром Голубую мечеть и Египетский обелиск.





Экспозиции музея разбиты по тематике — одни показывают сцены из турецкой жизни (местного купца, зажиточных турков на отдыхе, девушку за рукоделием, исламского проповедника)









Собрана большая коллекция предметов обихода — посуда, ткацкие станки, принадлежности для письма и гигиены. Здесь на фото лишь небольшая часть экспонатов, а их там реально очень много.















Отдельная экспозиция посвящена женщинам — их одежде, обуви и конечно украшениям. Как простым, так и из драгоценных металлов (серебра и золота).

















Нельзя было пройти мимо экспозиции, рассказывающей (и показывающей) о турецком театре теневых кукол — карагёз.
Из БСЭ: КАРАГЁЗ - турецкий народный теневой театр кукол.

Назван по имени его главного героя. Возник в конце XV - начале XVI веков. Существует цеховая организация карагёзчиков (так называемый эснаф), во главе которой стоит староста (кяхья). В труппу, как правило, входит не менее шести человек: хозяин (уста), его помощник (чырак), певцы и музыканты (ярдак), а также реквизиторы, носильщики и другие. Представления обычно устраиваются в кофейнях, в частных домах на церемонии обрезания мальчиков, на базарных площадях и т.п.

В период расцвета Карагёза (XVIII век) спектакли игрались только в месяц Рамадан по ночам, когда мусульнане могут приступать к трапезе. Существовало 28 сюжетов по числу дней Рамадана. Перед экраном (айна) из шёлка или батиста располагается небольшой ансамбль из двух-трёх музыкантов, играющих на трещотке (зил), флейте (камуш), барабанах (дайрэ). Спектакль ведёт один кукольник (карагёзджи), управляющий теневыми фигурами и озвучивающий всех персонажей. Фигурки (тесвиры) размером 25-30 см изготавливаются из выделанной верблюжьей кожи, раскрашиваются красной и зелёной краской. Куклы управляются короткими тростями. Карагёз - тип завистливого и простодушного турка, который любит поспорить, потешиться над окружающими; он остроумен и находчив, но в драках бывает побит. Обычно изображается с чёрной бородой, в колпаке, говорит простонародным языком (в отличие от другого основного персонажа - Хадживата, олицетворяющего спесь и бахвальство, щеголяющего выражениями, смысл которых не всегда понимает). Помимо Карагёза и Хадживата в представлениях участвуют крестьяне, дама, дервиш, а также Араб, Армянин, Грек, Француз, Еврей и другие. В основе спектакля - комические диалоги Карагёза и Хадживата (Карагёз говорит басом, Хадживат гнусавит) и потасовки между ними. Интрига заключается в желании друзей обмануть друг друга, что им поочерёдно удаётся. Схожий с Карагёзом теневой театр и персонажи существуют и в греческой народной культуре. Сюжет греческого «Карагёзиса» аналогичен турецкому, но в спектаклях действуют и персонажи греческой истории, мифологии, фольклора.








Затем несколько раздельных помещений посвящены отдельным временным отрезкам турецкой истории — от древних хеттов и римлян с греками до Аюбидов и сельджуков.













Довольно впечатляющая коллекция древних книг расположилась в соседних помещениях бывшего дворца. От простых внешне до богато украшенных и иллюстрированных.













Очень понравилась резьба по дереву и камню. Сколько труда и усидчивости нужно, чтоб не напортачить и не загубить неосторожным движением изделие. Невольно испытываешь уважение к древним мастерам.











Несколько залов музея посвящены знаменитым турецким коврам. Их там очень много. Отличаются они и по времени изготовления, и по технике, и по орнаментам. Турция многонациональная страна, как и Россия, поэтому в разных населенных пунктах были свои техники изготовления таких изделий и соответственно рисунки и орнаменты, присущие той или иной народности. Помимо непосредственно тюркских народностей, на данной территории проживали (и проживают) персы (нынешние иранцы), сирийцы, армяне, греки, курды и многие другие национальности. Ковры востока Турции будут отличаться о ковров юга или западного побережья.

















В одном из залов с коврами сохранилась большая кованная дверь. Куда она вела - я понятия не имею, но оформлена она была довольно интересно. Это, конечно, не резьба по дереву или камню, но тоже кропотливая работа, требующая мастерства.





Не менее богато представлена в музее различная посуда разных эпох и техник изготовления — от обычной невзрачной керамики до фарфора и изделий из металла.









В центре одного из залов за стеклом хранятся древние свитки с указами султанов и визирей, украшенные печатями и туграми (подписями) правителей. Жаль, что нет подробностей о том, что написано в этих свитках. До 30-х годов двадцатого века турецкого алфавита не существовало как такового, и вся переиска (и фоициальная, и частная) велась на арабском.







Закончив осмотр всех доступных экспозиций, мы спустились в подвал и оказались в том самом помещении, которое видели через стекло во центре двора дворца. Там в подвале сохранились элементы того самого ипподрома, на месте которого сейчас расположена площадь и данный дворец.









Имеются таблички, рассказывающие на турецком и английском об истории этого ипподрома. Краткий перевод этих пояснительных табличек: Ипподром имел U-образную форму. Длина 429 метров, ширина 119 метров (так написано на табличке, но на рисунке на этой же табличке указаны другие размеры). Полукруглый край назывался «Сфедон». На противоположном краю (карсересе) имелись большие ворота, позволяющие одновременно въезжать 12-ти колесницам. Над воротами находились бронзовые статуи лошадей, которые были вывезены венецианцами и сейчас находятся на площади Сан-Марко.



Ипподром вмещал одновременно около 30 тысяч зрителей. Центр ипподрома разделяла стена шириной 2 метра и высотой 3-4 метра, как разделительная полоса. Хотя ипподром был построен в античный дохристианский период, но скачки там продолжались вплоть до 1261 года.



Рассказав о возвышении бывшего раба Ибрагима до высокого чина великого везирия и зятя султана Паргалы Ибрагима-паши, фактически второго человека в Османском государстве, пришло время рассказать и его падении.

По мере того, как его власть и богатство росли, росло и его высокомерие, и он стал вести себя так, как если бы он был первым в стране человеком, а не султан. Он реально обладал властью, сравнимой с султаном, причем получил эту власть от самого Сулеймана. Султан издал за своей подписью указ, гласивший, что слово и приказ Ибрагима-паши равен и обязателен к исполнению, как если бы это слово или приказ поступил от самого султана. Осознавая, какие риски могут последовать от его действий, Ибрагим-паша сделал, как ему наверно казалось, гениальный ход, который должен был его обезопасить — он попросил у султана отставки и вернул ему печать великого везиря. При этом он заявил, что беспокоится за свою жизнь, что султан может казнить его за некоторые решения и поступки. И данный ход Ибрагима действительно частично оправдался — султан Сулейман настолько доверял своему давнему другу, что дал письменную клятву о том, что НИКОГДА и ни при каких обстоятельствах не лишит жизни Ибрагима до смерти самого султана (это ключевой момент, который впоследствии сыграл свою роль в судьбе Ибрагима).


«И тут Остапа понесло»… Точнее Ибрагима. Во время Персидского похода (1534-1535 г.г.) он присвоил себе прозвище «Султан Сераскир» (Султан Главнокомандующий). Как опытный военачальник, Ибрагим-паша мечтал завоевать для себя персидскую империю Сефевидов. Он думал, что после окончания кампании сможет казнить шаха Тахмаспа и занять его трон. Такое желание Ибрагима-паши было оскорблением для султана Сулеймана, который хоть и ценил этого грека, но отнюдь не считал его равным себе, и достойным занимать равнозначный пост. Так же во время этого же похода Ибрагим добился казни главного казначея Искандера Челеби, который по сути был невиновен. Это сильно расстроило султана, который не мог простить казнь невиновного чиновника.


Масло в огонь подливала жена Сулеймана — Хюррем-султан. Главной ошибкой Ибрагима-паши было то, что в борьбе за будущий престол среди наследников он открыто поддерживал Махидевран и ее сына Мустафу. Впрочем это было объяснимо – Мустафу Ибрагим знал с самого рождения, когда еще сам Сулейман не был султаном. Сам же Ибрагим не скрывал и прямо заявлял Хюррем-султан, что предпочитает видеть на престоле шехзаде Мустафу, старшего сына Сулеймана. А это означало неминуемую казнь по «Закону Фатиха» для всех сыновей Хюррем. Чего она допустить не могла. Поэтому и настраивала Сулеймана против Ибрагима, тем более, что последний, уверенный в своей безопасности, об осторожности не думал, и вел себя вызывающе. Еще бы — сам Сулейман Великолепный Кануни пообещал, что никогда его не тронет. А «Кануни», напомню, означает «законник», «чтящий законы».

Вседозволенность, как известно, до добра редко доводит. В действительности возможно никакой особой угрозы для Сулеймана и не было, но интриги и уговоры жены сделали свое черное дело. В конце концов Хюррем удалось убедить Сулеймана в той опасности, которую представляет вышедший из под контроля великий везирь, и султан принял решении о казни своего лучшего друга. Однако вставал вопрос — как это сделать, чтоб не нарушить данную ранее клятву. Ведь он же не просто султан, а «Кануни»! Пришлось Сулейману идти за советом к мудрому шейху уль-исламу Эбуссууд Эфенди. Шейх оказался действительно мудрым и хитрым — он сказал султану, что во время сна душа покидает тело и как бы человек в это время перестает существовать как полноценный организм. То есть как бы человек типа на время умер. А султан, как мы помним, обещал не казнить Ибрагима только до своей смерти. А раз во сне султан типа мертв, то в это период и можно казнить Ибрагима. Сказано-сделано. Шейх уль-ислам тут же написал фетву (разрешение на казнь) для Сулеймана. Но даже имея на руках и фетву, и обоснование нарушения клятвы, все же Сулейман не сразу казнил Ибрагима. И хотя у Ибрагима был свой дворец, Сулейман за несколько дней до казни пригласил его пожить в Топкапы. Они вместе гуляли, беседовали, обедали-ужинали. То ли Сулейман так прощался с другом, то ли давал ему возможность сбежать. В письмах Ибрагима, которые обнаружились позднее, он писал, что знал о предстоящей казни, но остался верен султану. В ночь с 15 на 16 марта 1536 года пока султан спал (или делал вид, что спит) палачи задушили Ибрагима. Видимо Ибрагим-паша до конца не верил в то, что султан нарушит клятву, поэтому когда пришли палачи, то отчаянно сопротивлялся. Как это описал Доменико Тревизано, венецианский посол: «тело со следами, говорящими, что он был удавлен после свирепой борьбы» Казнь Ибрагима-паши, как и последующие затем казни шехзаде Мустафы и Баязида стали самыми трагичными сценами в сериале «Великолепный век». Реально было жалко данных героев. Всю оставшуюся жизнь Сулейман сожалел о содеянном, и так никогда и не простил себе этого. Но увы — покойника с того света не вернешь. Огромные богатства, как было принято в империи, после смерти великого визиря были немедленно конфискованы и отошли в казну. Ну а победившая Хюррем-султан обрела долгожданную власть, уверенность в себе и стала главным советником своего мужа султана.


Труп бывшего великого везиря и друга султана тайно этой же ночью перевезли на лодке на другую сторону Золотого рога в район Галаты и захоронили без всяких почестей в лесу рядом с монастырем дервишей.





И тут начинается интрига — где же находится могила всесильного везиря и паши? В летописях информации об месте захоронения немного — район Галаты, монастырь дервишей, лес. Впоследствии в рукописи древнего историка Солакзаде Мехмеда Хемдеми Эфенди (который жил почти в одно время с Сулейманом) нашелся еще один ориентир — Ибрагим-паша был захоронен рядом с могилой одного из дервишей того самого монастыря по имени Канфеда (Феза) Баба Текке (он же Коюн Баба Текке). Отличительным знаком было, что у могилы Ибрагима у изголовья было посажено «красное дерево». Но где находилось кладбище дервишей и могила Конфеды Баба было неизвестно. Так было до того времени, пока во время реконструкции в подвале гостиницы в районе современного порта Кабаташ (район Финдыклы) на углу переулка Канфеда (!!!) и улицы Меджлис-Мебусан не нашли несколько могил и надгробных камней. Как оказалось гостиница была построена на месте старого кладбища. Останки и надгробия перенесли из подвала и перезахоронили тут же рядом с гостиницей. Но когда надписи на камнях перевели с арабского, то ахнули — одно из надгробий принадлежало дервишу Канфеде Баба (Коюн Баба Теке), вторые останки и надгробие было более позднего периода и гласило, что тут захоронена жена Аттара Хаджи Сулеймана по имени Фатима Ханым (1785 г.), а вот третьи останки надгробия не имели. Но если ориентироваться на записи упомянутого древнего историка Солакзаде Мехмеда Хемдеми Эфенди, который родился буквально через 54 года после казни Ибрагима-паши (1590-1657), когда были еще свежи воспоминания и возможно даже живы некоторые очевидцы, то это должны быть останки того самого Ибрагима из Парги. Поэтому мы с женой и поехали смотреть именно данное место. Да и судя по карте, оно действительно подходит под все параметры — близко берег и причал (труп перевозили на лодке), за пределами крепостной стены Галаты, рядом лес. Слишком много совпадений, чтобы быть случайностью.

Захоронение нашли не сразу. Пришлось немного протопать пешком (шли сверху от Галаты). Само место очень небольшое — прямоугольник размерами около 3 на 4 метра. Примыкает к стене соседнего здания (той самой бывшей гостиницы, где и нашли в подвале эти останки). Огорожено металлическим забором. Два надгробия в виде столбов с арабской вязью и памятная табличка на основании.











Однако совсем недавно (в 2017 году) турецкий археолог Мурат Сав, который искал могилу Паргали, заявил, что нашел точное место захоронения Ибрагима-паши. И находится оно вовсе не там, где мы были с супругой, а в районе Каракёй рядом с Галатским мостом.



Действительно в том районе находится мечеть под названием «Макбул Ибрагим-паша Ками». То есть «Мечеть фаворита султана Ибрагима-паши». Именно так и называли Паргали в момент его расцвета и почета. Действительно эту мечеть строили по приказу Ибрагима и строительство было окончено в год его смерти, то есть 1536 году. Мечеть очень небольшая и скромная. Если не знать кому она посвящена — пройдешь мимо и не обратишь внимания (мы так и сделали, когда были в тех краях — она попала в кадр совершенно случайно). Судя по старинным фото не раз перестраивалась. А вот рядом с мечетью есть старое здание, где со старинных времен находилось кофейня. И вот в подвале этой кофейни вышеуказанный археолог нашел тайное захоронение, которое сохранилось до наших дней. И якобы там захоронен тоже какой-то Канфеда Баба Текке. Исходя из этих двух фактов (мечеть Ибрагима и могила Канфеды), археолог уверен, что Ибрагим тоже захоронен тут же в подвале.

Подробнее о версии археолога Мурата Сава можно прочитать тут
https://www.haberturk.com/pargali-ibrahim-pasanin-mezari-karakoyde-cikti-1675152
Текст на турецком, но Гугл переводит хорошо — общий смысл понять можно.



Лично мне эта версия кажется неубедительной по следующим причинам. Во-первых древний историк прямо пишет о том, что Ибрагим-паша был захоронен в лесу на кладбище дервишей, что никак не подходит на оживленное место у Галатского моста, где расположена мечеть. Во-вторых тот же историк говорит о «красном дереве» посаженном у головы Ибрагима. Но какое дерево может расти в подвале старого дома? К тому же султан повелел захоронить Ибрагима тайно, без свидетелей, и тут пристань Кабаташ на отшибе за городскими стенами подходит для этих целей больше, чем оживленная пристань Каракёй почти в центре у Галатского моста. Задолго Сулеймана с Ибрагимом это место облюбовали рыбаки, которые там швартуются, торгуют рыбой, чинят сети. Даже сейчас, спустя 500 лет после событий, рыбаки продолжают там тусоваться. Был там и видел своими глазами — и рыбой торгуют, и тут же в кафешках жарят (кушал там знаменитый балык-экмек), и снастями торгуют. Поэтому лично для себя я решил, что то место в Кабаташе больше подходит, чем подвал какой-то кофейни рядом с мечетью. Посмотрите на фото Каракёя в районе мечети Ибрагима-паши (старые и современные) — место оживленное.





Достаточно просто взглянуть на карты (старинную и современную), чтоб понять, какое место больше подходит под описание старинной рукописи — оживленный порт в центре города или маленькая пристань за городскими стенами.





Но если быть совсем уж принципиальным, то надо признать, что точного места захоронения, которое было бы признано всеми учеными и историками, сейчас нет. И даже то место, которое мы посетили с супругой, является лишь ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНОЙ могилой великого везиря Паргалы.

Подробнее про жизнь и смерть Ибрагима можно прочитать в ВИКИ
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B0%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BB%D1%8B_%D0%98%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B3%D0%B8%D0%BC-%D0%BF%D0%B0%D1%88%D0%B0

Или в книге «Тайны Османского двора» Джона Фрили, текст которой доступен по ссылке ниже. Книгу рекомендую, так как там описана Османская империя не только времен султана Сулеймана, но и до него, и конечно после.
https://iknigi.net/avtor-dzhon-frili/72780-tayny-osmanskogo-dvora-chastnaya-zhizn-sultanov-dzhon-frili/read/page-4.html

Продолжение следует …
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments